По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Гефсимания на пути в Квасниковку

Матушка наша Царица Небесная поводила нас по Своим храмам в Покровске, прежде чем мы нашли храм в честь Успения Пресвятой Богородицы — цель журналисткой поездки. Все, кого мы спрашивали, как найти храм, уверенно показывали дорогу… и мы сначала попали в Покровский, потом в Рождественский, и только потом в Успенский…

Храм как дом

Когда-то здесь играли дети — здание давным-давно принадлежало детскому садику. Потом здесь располагался подростковый клуб, а в последние 10 лет — храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Палисадники у входа в храм щедро и буйно засажены нарядными хвойниками, папоротниками и простодушными деревенскими цветами, а самостийно появившаяся тропинка упрямо ведет на задний двор прямо через клумбу. Эта деталь меня особенно расположила, и я, прежде чем войти в храм, пошла по дорожке.

В садике за зданием храма я ощутила вкусный запах чуть ли не варенья. Он тянулся из открытой двери трапезной, виноградные лозы обещали щедрое угощение к Преображению. Да и весь садик — милый, уютный, свободно растущий без дизайнерских изысков и планировок — располагал к душевному общению.

Совершив предварительную экскурсию по двору, я вошла в здание церкви.

Слева, в помещении, отданном под собственно храм, вовсю шла служба, в тот день праздновалась память великомученика и целителя Пантелеимона. Этого святого у нас почитают особо, поэтому в храме было много мам и бабушек с младенцами на руках. Все молились на едином дыхании — за 10 лет сложился крепкий приход, по воскресеньям на Литургию приходит человек 70.

Справа от входа, мимо свечной лавочки, видно просторное помещение воскресной школы — там молилась молодая женщина, а у ее ног играла с кошкой маленькая босая девочка. В классе тоже очень уютно — как в доме многодетной семьи, где интересы детей — на первом месте. Большая комната со сквозными окнами залита солнцем, кругом на полках — ребячьи поделки, книжки, между полок пристроилось фортепьяно, а на стенах — фотографии в деревянных рамках. Почему-то сразу представляешь, как их развешивали — прикидывали, меняли местами, спорили. На фото запечатлена история прихода.

Распахнуть двери сердца

Жду настоятеля, отца Игоря Копшева, пока он выйдет из алтаря. Рассматриваю иконы — они здесь тоже удивительные: старинные, новые, писаные и литографии. Чувствуется, что все они тут собраны неслучайно: рассказывают о чудесной жизни в Божием мире, где святые молятся вместе с верующими в храме, участвуют в нашей жизни как родные, близкие люди.священник Игорь Копшев

Позже я прошу отца Игоря рассказать, как появлялись здесь иконы.

— Да по-разному. Когда меня назначили настоятелем, храма еще не существовало, но люди сразу же понесли мне иконы, кто-то передавал через знакомых, многие иконы привезены прихожанами из святых мест, а вот икону святителя Луки (Крымского) заказывали специально, деньги собирали всем приходом, — рассказывает батюшка.

Обращаю внимание на необычную икону святого Василия Блаженного, написанную кем-то чуть ли не гуашью. Воображение нарисовало старенького благообразного дедушку — наивного умельца, открывшего в себе дар художника…

— Эту икону написал известный музыкант, автор и исполнитель собственных песен Сергей Назин, — опровергает мое представление отец Игорь. — Он уже ушел от нас, Царствие ему Небесное. Приход Сергея Назина в Церковь был постепенным. Он тяжело болел, и однажды в его доме произошло чудесное обновление старинного образа Божией Матери. Это событие стало большим укреплением в вере для Сергея, у него открылся дар иконописца, кстати, царские врата — это тоже его работа. Сергей отошел ко Господу на Страстную Пятницу, отпевали мы его в Светлый понедельник… Такая вот милость Божия к нему…

— Батюшка, а как, по Вашим наблюдениям, люди чаше всего приходят в храм? Через скорби?

— Мой опыт подсказывает, что не скорби человека к Богу приводят, даже не перспектива скорой смерти. Должно что-то произойти в сердце, чтобы оно открылось Богу. А в скорбях зачастую человек придет в храм — свечку поставит, потом еще пару раз зайдет — и все… Меня недавно пригласили причастить болящую старушку. Прихожу — бабушка в постели, уход хороший, родственники. А она отворачивается от меня, слушать не хочет ничего, исповедоваться не желает… Бог не нужен ей. Я, конечно же, ушел, и ничего не поделаешь с этим — Бога человек должен впустить в свое сердце добровольно.

«Ты дома нужен»…

Сам отец Игорь пришел в Церковь уже взрослым человеком. В детстве верующая бабушка, у которой он проводил лето в Тамбовской области, старалась приучить внуков к церковной жизни — надевала на них крестики, причащала обязательно на праздник Петра и Павла, рассказывала о Боге, святых.

— Детское сердце все впитывало, хотя я и пытался спорить с бабушкой, — вспоминает батюшка. — А когда я возвращался домой после каникул, крест куда-то терялся, мама не говорила со мной о Боге, хотя сама верила и дома были иконы — где-то в укромном месте.

Однажды, после поисков себя, своего места в этом мире, когда душа не могла ни в чем найти успокоения, в руки будущего священника попал краткий молитвослов, по которому молилась мама. И сразу пришло понимание: нужно идти в храм на исповедь.

— Мне хотелось попасть в небольшой храм, где будет мало народу, и я выбрал Покровский — там я сразу попал под опеку наших бабушек, которые всю жизнь, несмотря ни на что, хранили в душе веру в Бога, общение с ними дало мне очень много, — продолжает свой рассказ батюшка. — И вот я пришел в храм… и остался в нем. Три года я работал при церкви — сторожем, звонарем, кем придется. Потом — учеба в семинарии, рукоположение, и вот уже 16 лет я священник.

Очень трогательной мне показалась история, как будущий священник хотел стать монахом.

— Это был мой первый Великий пост, когда я осознанно молился. Я поехал в Оптину пустынь, намереваясь остаться там. Конечно, я не брал никаких благословений, и вообще, мало о чем имел понятие. В монастыре я провел четыре дня, успел раздать почти все свои деньги — я ведь был уже почти монахом, а им деньги, как известно, ни к чему! — с улыбкой вспоминает батюшка. — И вот на раннем братском молебне, когда иеромонах окроплял святой водой, произошло что-то необычное: помню, брызги воды будто ослепили меня, вижу серебряный большой крест, я сел на скамью и услышал внутри себя настойчивый голос: «Домой. До-мой. Ты там нужен». И я уехал, денег хватило только на обратный билет… Это был 1993 год. А на Пасху в Оптиной были убиты монахи. Когда я по телевизору увидел фото отца Василия (Рослякова), то сразу его узнал — я ведь у него исповедовался…

О чудесах, заметных и не очень

Батюшка рассказал еще о том, как Царица Небесная помогает ему.

— На первое Успение в этой церкви, когда Плащаницу стали обносить вокруг храма, я почувствовал — здесь Гефсимания! Такая благодать была… Больше я ничего подобного не испытывал, но тогда Богородица показала — Она здесь, мы под Ее Покровом.

А в прошлом году отец Игорь молился у Гроба Богородицы в Иерусалиме и все никак не мог уйти — возвращался.

— Меня даже попросили уже отойти от Гроба. Я рассказал монаху-греку, что не могу начать строительство нового храма, попросил совета… Он сказал, что многие берут в Гефсиманском саду камушек от разрушенного первого храма Успения и кладут его в основание своих новых храмов, и дело начинает спориться. Понятно, что не камушек помогает, а наша вера в помощь Царицы Небесной.

Камушек привезли, а вскоре благотворители выразили готовность начать строительство нового храма в честь Успения Богородицы.

Мы сидим в садике и разговариваем с батюшкой, легкий ветерок освежает наши лица. Прохладное дуновение — маленькое чудо для нас в этот душный, жаркий день. Мы говорим о жизни, о простых и сложных вещах, и меня охватывает волна горячей благодарности Господу за это общение, за возможность почувствовать здесь, возле маленького русского храма, благодать Гефсимании, о которой говорит мне отец Игорь. Батюшка дарит меня чудом живого, эмоционального и доверительного разговора.

Жизнь наша вообще полна чудес, это начинаешь чувствовать с особенной силой, когда общаешься со священниками. Они, кстати, о чудесах говорить не любят, но их судьбы — это всегда подтверждение тому, что все наши дни и минуты — в руках Божиих…

Когда я уже прощалась с отцом Игорем, меня окликнули… На меня, широко улыбаясь, смотрела девушка, которых в былые времена, не стесняясь, с нежностью называли дурочками, и которых теперь стараются не замечать вовсе.

— Напишите и про меня!

— Что же написать?

— А Вы напишите! — девушка усердно, со счастливым видом чистила подсвечник.

— А как тебя зовут-то?

— Ксенией ее зовут, — с теплой интонацией сказал кто-то. — Она у нас тут все моет, чистит во славу Божию…

Ну вот, еще одно чудо напоследок — это уже лично для меня. Именно сейчас мне так важно убедиться в том, что нет в мире человечка, букашки, веточки или листика, которому бы Господь не позволил крепко прижаться к Себе…

Елена Гаазе



Реквизиты для желающих помочь в строительстве храма

Местная религиозная организация православный приход храма Успения Пресвятой Богородицы г. Энгельса Саратовской области, Саратовской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

ИНН 6449029711 КПП 644901001

Филиал ООО «Промсельхозбанк» в г. Энгельсе

р/с 40703810400000000156

БИК 046375892

к/с 30101810100000000892

Оставить комментарий
Поделиться в: