По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Пастырь для священников и мирян

В чем основная задача архиерея, кто он для своей паствы? Об этом и многом другом мы беседуем с Епископом Пахомием.

— Владыка, многие люди, плохо знакомые с церковной жизнью, воспринимают епископа как чиновника высокого ранга. А как бы Вы определили суть архиерейского служения?

— В этом мнении есть доля правды, потому что традиционно сложилось так, что в России архиерей являлся в большей степени администратором. Территория нашего государства, епархий всегда была довольно большого размера. Архиерею приходилось много ездить, быть наставником большого количества духовенства, мирян. Поэтому входить в нужды каждого прихода, тем более каждого человека, было трудно.

Но на самом деле архиерей — это глава Церкви, пастырь. Человек, который не только управляет, но прежде всего наставляет. Есть даже такое выражение, что архиерей — это пастырь священников, он входит в их проблемы и наставляет их на путь правой веры. Архиерей — это человек, который содержит учение своей Церкви согласно канонам Православия. Вера архиерея является тем критерием, по которому судят и о всей епархии.

Поэтому архиерей должен сочетать в себе умение и внешней стороной церковной жизни управлять, и осуществлять наставничество в жизни духовной. Как сказано в Писании: сие надлежало делать, и того не оставлять (Лк. 11, 42).

Реформа по увеличению количества епархий, которая сейчас ведется в Русской Православной Церкви,— это как раз попытка сместить акцент в сторону пастырства от администрирования. 

— Вы на собственном примере узнали и тяготы, и утешения архиерейства. Изменилось ли Ваше представление об этом служении?

— Нельзя сказать, что изменилось именно представление. Просто, как в любом деле, к которому ты не имеешь прямого отношения, ты не можешь его ни почувствовать, ни познать. И только когда ты становишься на путь этого служения, ты в полной мере ощущаешь и ту Божественную благодать, которую дает Господь, и те трудности, которые раньше не были заметны со стороны.

Неслучайно митра, которая входит в богослужебное облачение архиерея, символизирует собой терновый венец Спасителя. Возникает вопрос: почему этот образ страданий Христа так щедро изукрашен камнями, вышивкой? А дело в том, что терновый венец на голове Христа — это не только орудие мучений, но и венец царства, победы над грехом и смертью.

Ризы, которые архиерей надевает на себя во время богослужения, это образ риз Христовых. Действительно, за внешней пышностью, внешним блеском, которые собой символизируют славу Христа, славу Церкви, скрывается реальная скорбь и боль, которую несет любой архипастырь.

— Как Вы думаете, какие факторы влияют на расцвет церковной жизни?

— Каждому времени свои искушения и свои победы. Когда мы говорим о расцвете церковной жизни, мы представляем сотни тысяч людей, которые приходят в храмы, огромные колокольни, купола. И мы видим, что за последние 20 лет Русская Церковь, можно сказать, восстала из небытия — восстановлено огромное количество храмов, возрождаются монашеские обители.

Но главная слава Церкви — это ее святые, ее подвижники. И те, кто уже отошел ко Господу, и те, кто сегодня повседневно несет крест служения Богу и ближним. Это возрождение также произошло и происходит на наших глазах. Я глубоко уверен в том, что Бог не закончит существование этого мира, пока будут живые души, ищущие спасения.

А если мы понимаем под возрождением церковной жизни тот уклад общественных отношений, который был в дореволюционной России, то в полной мере, я думаю, это невозможно вернуть. Достаточно сильно поменялась психология не то что отдельных людей, а целых наций, народов. Сегодня человек ждет, когда информация придет к нему. Современный человек практически ничему не удивляется, он ко всему привык, как-то потух, стал менее восприимчивым к каким-то проявлениям духовной жизни.

В наши дни главная возможность возрождения церковной жизни состоит в строительстве новых храмов и организации вокруг этих храмов крепких, живых церковных общин. А для этого нужен хороший, искренний священник, который будет любить людей, будет сам жить той жизнью, которую им проповедует. Поэтому воспитание добрых пастырей — это, наверное, главная задача правящего архиерея.

— У нас очень большая страна. Может быть, поэтому так развит комплекс «маленького человека». И в политической, и в церковной жизни нередко можно услышать мнение, что власть в руках сильных мира сего (политиков, архиереев), а от нас ничего не зависит, наше дело маленькое. Как Вы к этому относитесь?

— Конечно, это неправильное утверждение. Господь ждет от нас не великих подвигов, не того, что мы будем спасать всех направо и налево. Он ждет от нас спасения собственной души. Каждый человек должен найти Христа в своем сердце, обрести желание, стремление встать на путь духовной жизни. Если человек начинает об этом задумываться, прилагать усилия для спасения, вокруг него начинают спасаться люди. Слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи» — исполняются самым прямым образом.

Чем больше людей перестанут думать, что от них ничего не зависит, начнут делать маленькие, но такие важные и нужные дела, внимательно и глубоко относиться к тому, что происходит в их сердце, тем быстрее и глубже изменится наше общество. Эти люди будут завязывать дружеские связи, будут создаваться семьи, рождаться дети в семьях, где есть четкое представление о цели человеческой жизни, есть желание трудиться. Но в этом делании не может быть быстрых результатов, это труд всей жизни.

Что касается церковной жизни… От архиерея зависит создание определенных условий, в которых развитие церковной жизни станет нормальным. Если снова провести аналогию с пастырем, нельзя сказать, что он в какой-то короткий срок может чудесным образом увеличить поголовье стада или сделать так, чтобы овцы давали больше шерсти. Пастырь должен ограждать стадо от волков, заботиться, чтобы оно не свалилось в какую-нибудь яму, искать хорошие луга. А плод каждой овечки не от него зависит.

—Есть ли у Вас какая-то заветная мечта?

— Наследовать Царствие Небесное, это что касается лично себя. А если говорить более масштабно, то хочется, конечно, чтобы в нашем Отечестве как можно больше людей познало ту радость, которая нам, христианам, открылась в Христовой вере, в Церкви. Знаете, я всегда удивляюсь, когда слышу упреки в том, что Церковь хочет распространить свое влияние, завербовать себе адептов. Я думаю: неужели говорящим не приходит в голову, что теми же архиереями, священниками, церковными мирянами, когда они приходят в школы, пытаются рассказывать о своей вере, строить храмы, движет любовь к Богу, к людям, желание что-то изменить к лучшему в этой жизни? Мы хотим просто поделиться тем, что открыл нам Господь. И тем людям, которые искренне приходят в Церковь, начинают работать над собой, открывается красота Божьего мира. Поэтому христианство и живо.

Очень мне хочется, чтобы наш народ прекратил эти страшные столетние мытарства, блуждание по темным закоулкам и если не вернулся к своим корням полностью, то по крайней мере перестал бы их стесняться, а то и презирать. Мне кажется, это решило бы многие, в том числе и внешние проблемы, с которыми сегодня сталкивается наше общество. Хочется, чтобы были храмы в наших селах и городах, чтобы в школах преподавали предметы, рассказывающие о Боге.

—Запомнились ли Вам за время служения какие-то события, люди?

— Запомнился крестный ход на Покров, множество людей, которые приняли в нем участие. Хотя радует даже не количество, а заинтересованность людей. Всегда вызывает радость, когда ты служишь на приходе и видишь искренних, живых людей, которые ценят возможность быть в Церкви, участвовать в службе, причащаться. Это дает силы продолжать свое служение, в том числе и ради них.

Когда ты приезжаешь в глухое село и видишь там достаточно крепкую общину, в которой люди, даже не видя часто священника, стараются жить духовной жизнью, молятся и живо ощущают Бога, это очень утешает сердце, поддерживает. Или когда в небольшом городе или селе строится храм. И люди, жертвующие на него средства, буквально живут этим. Это не пиар какой-то, не вынужденное даяние, а искренняя потребность их сердца. В какой-то момент человек просто начинает работать, деньги зарабатывать на то, чтобы построить храм, для него это становится целью, делом всей жизни. На твоих глазах преображается душа человека, из нее уходит жажда власти, сребролюбие. И при этом человек становится по-настоящему счастливым, и ты просто не можешь не удивиться этому, не порадоваться за его семью. Такие встречи в нашей епархии у меня тоже были, и я за них благодарен Богу.

— Что бы Вы пожелали прихожанам храмов Покровской епархии?

— У аввы Дорофея есть такой замечательный образ. Он говорит о том, что нашу жизнь можно представить в виде круга, от которого отходят радиусы-лучи. Круг — это Бог, а лучи — это люди, которые чем больше приближаются к Богу, тем ближе становятся друг к другу. Мне хочется пожелать, чтобы наши прихожане, как, впрочем, и все наши соотечественники, были ближе друг к другу, больше внимания оказывали своим родственникам, соседям, были менее равнодушными к тому, что происходит вокруг них. Это поможет людям быть ближе и ко Христу. И напротив, выше поднимаясь к небесам, человек, как это ни парадоксально, лучше видит то, что происходит на земле. Вот этой близости к Богу и друг к другу мне хотелось бы всем пожелать. 

 

Марина Шмелева
Теги: вопрос Архиерею , Церковная жизнь .
Оставить комментарий
Поделиться в: