По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

С верой в Бога и любовью к людям

Ежегодно в сентябре мы – жители Саратовской области – отмечаем память своих святых земляков. В Собор Саратовских святых вошли 15 человек, 14 из них пострадали за веру в ХХ веке. Празднование им установлено 13 сентября. В этом году мы отметили его 16 сентября…

 

Вернуть народу память

Конечно, пострадавших за веру в нашем крае больше, во много и много раз. Порой кажется, что страдание и ХХ век – почти синонимы. Но канонизация, причисление к лику святых – процесс небыстрый и непростой. Святой – образец для нас, живущих в земном мире, маяк на пути в Царствие Небесное. Потому жизнь и смерть его должны быть безукоризненны. Для того чтобы это определить, работают историки. Они ищут подробности подвига, собирая информацию порой по крупицам. Тем более ценно, когда о ком-то из новомучеников удается написать не то что заметку или статью, а целую книгу.

Граф Александр Оттонович Медем в Соборе Саратовских святых выделяется именно подробно известным житием. В Соборе это единственный мирянин, все остальные – епископы, священники, монахи. И тем не менее, про Медема (или как мы слышим во время богослужения – болярина Александра) известно едва ли не больше всего. Его судьба, как равно история рода Медемов, много лет назад заинтересовала историка Алексея Наумова.

Имя графа Алексей впервые услышал в шестнадцать лет, когда приехал в гости к родным в поселок Северный Хвалынского района. Оказалось, что некогда здесь было образцовое, передовое хозяйство Александра Медема, прославленного в лике святых, но все еще неизвестного народу. Алексея поразило, что имение, столь цветущее в прошлом, оказалось в запустении. Он решил вернуть землякам забытую историю.

«Мне удалось через судьбу хвалынского дворянства проследить судьбу русской элиты в ХХ веке. Хвалынск стал призмой, концентратом, точкой, через которую я смотрел на судьбу России в ХХ веке. История малого города дает уникальную возможность быть первооткрывателем и внести заметный вклад в восстановление исторической памяти народа», – рассказывает Алексей Наумов в одном из своих интервью.

Его решение принесло богатый плод – множество публикаций, книги «Русский крест графа Медема», «Графы Медемы. Хвалынская ветвь», документальный фильм «Медем». Дебютная кинолента принесла автору победу в Боснии на Международном фестивале короткометражных документальных фильмов «12 духовных скреп», который курирует известный режиссер Эмир Кустурица, и лауреатство на фестивале российского документального кино в Нью-Йорке.

Обращаю внимание наших читателей на эти издания и потому воздержусь от подробного пересказа жития святого. Из этих книг и фильма вы сможете не только узнать подробности жизненного пути мученика Александра, но и почувствовать дух эпохи, в которую Господь судил ему жить. Мне же хотелось бы лишь напомнить некоторые подробности его жития и прочесть несколько строк из писем этого святого человека.

И в богатстве, и в бедности

Александр Оттонович принадлежал к богатому и знатному роду, его предками были русские и немецкие дворяне. Элита общества в самом лучшем смысле этого слова. Немецкая пунктуальность, порядочность и организованность соединялись в его душе с русской душевностью, широтой и отзывчивостью. В его хозяйстве была лучшая техника и лучшие условия работы, а само имение – образцовым и показательным. Люди стремились трудиться в имении с прекрасным названием «Александрия», а граф помнил имена и подробности жизни своих работников. Счастливую семью Александра Оттоновича и Марии Федоровны тоже можно назвать образцовой – супругов объединяла настоящая любовь, забота о детях, схожие взгляды на жизнь.

Счастлив человек, который в довольстве и благоденствии не забывает о Боге. Александр Оттонович был духовно чутким человеком. Будучи лютеранином от рождения, он совершает осознанный переход в Православие. Его отношение к вере, к храму не формальное, глубоко осознанное.

Именно вера помогла вынести вторую часть жизненного пути, когда страдания и лишения сменили былое благоденствие. Видеть, как рушится страна, как разоряют родную землю мужики, которых вчера ты считал чуть ли не братьями, – такой доли не пожелаешь никому. Вчерашний богатый помещик становится изгнанником в родном краю. Он вынужден с семьей ютиться в Хвалынске, терпеть нужду и постоянный страх за безопасность своей семьи.

Все люди переносят страдания по-разному: кто с ропотом, кто с терпением и очень немногие – с душевным миром и благодарностью. Испытания закалили душу Александра Оттоновича. Его жена сообщает в одном из писем: «За эти годы он необыкновенно вырос нравственно. Такой веры, такого мира и спокойствия душевного, такой истинной свободы и силы духа я в жизни не видела. Это не только мое мнение, могущее быть пристрастным, – все это видят, и этим мы живы – больше ничем, ибо самый факт, что мы такой семьей существуем, не имея ничего, кроме надежды на Господа Бога, это доказывает…».

Сохранить спокойствие духа в мире бушующих страстей – дело непростое, даже удивительное. В 1926 году граф Александр Оттонович пишет сыну: «Напор на Церковь, одно время ослабевший, снова, по-видимому, крепнет… На Кавказе и др. окраинах отбирают последние церкви у православных и передают живоцерковникам – этим антихристовым слугам. У нас пока тихо. “Живых” у нас нет. Но, вероятно, и до нас эта волна докатится. В этом случае, конечно, первым полечу я. Я нисколько этого не боюсь – даже буду этому рад. Но одно противно – нами будут восхищаться, проливать слезы, почитать за мучеников за веру православную и пр., – но никто рискнуть собой не пожелает, и мы будем в ничтожном меньшинстве. Это, конечно, рассуждения от лукавого. На всё воля Божия. Мы свое дело сделаем, и, конечно, наша кровь (если ей суждено пролиться) зря не пропадет».

Нам не представить тех страданий, которые выпали на долю людей, живших в эту трудную эпоху. Но можно с уверенностью сказать, что и благодатная помощь Божия была совершенно особенной. Граф Александр Медем пережил несколько заключений. Он делился с родными: «Нигде так не молился, как в тюрьме, где в дверь по ночам, бывает, стучится смерть, и чья очередь – неизвестно». Смерть пришла спустя годы. 1 апреля 1931 года Александр Оттонович скончался от отека легких в больнице Сызранского домзака.

Память живет

К сожалению, в настоящее время мощи святого мученика Александра не обретены, и есть большие сомнения в том, что это когда-нибудь может случиться. У нас есть его икона, книги и фильм о его жизни. А еще память. Ее действительно смогли возродить люди, с которыми святого графа-мученика разделяет несколько десятилетий. Иначе как чудом это назвать нельзя.

Память об Александре Оттоновиче хранится не только на страницах книг. Живет она в храме во имя святых равноапостольных царя Константина и царицы Елены. Этот храм был построен в Александрии в 1910-1912 годах и освящен 17 октября 1913 года. Он был посвящен небесной покровительнице дочери графа Еленушки, страдавшей тяжелым неизлечимым недугом. В революционные годы храм был разрушен, и хотя жители хранили о нем воспоминания, возрождение казалось делом несбыточным. Но в октябре 2002 года поселок Северный Хвалынского района (расположенного сегодня на месте Александрии) посетила внучка графа Медема Ольга Фёдоровна Лилиенфельд-Тоаль. Ее инициативу возродить храм поддержали верующие. 11 ноября 2007 года состоялось освящение храма и первая Литургия.

В Хвалынске, где семейству Медемов пришлось вынести столько бед и лишений, сегодня действует православная классическая гимназия во имя святого мученика Александра Медема. Протоиерей Виталий Колпаченко, организатор гимназии, утверждает, что в ней два директора – земной и небесный. Каждый день гимназисты читают молитвенное правило у иконы графа-мученика с житийными клеймами. Раз в неделю отец Виталий служит ему молебен, а в день памяти святого, 23 ноября, принимают в гимназисты первоклассников. В гимназии действует небольшой, но очень интересный музей мученика Александра.

«Граф Александр Медем стал для многих образцом глубоко порядочного человека, чья жизнь была наполнена любовью к людям, к родной земле, верой в Бога и силу русского Православия», – пишет Алексей Наумов. Сегодня все мы очень нуждаемся в таких образцах. И дай Бог, чтобы молитвами мученика Александра Медема и других саратовских святых у нас получалось брать с них пример. Чтобы кровь этих страдальцев действительно не пропала зря.

Марина Шмелева

Из письма Александра Оттоновича сыну:

«Федюшок мой дорогой. На днях твое рождение – тебе исполнится 21 год, то есть гражданское совершеннолетие. Буду особенно горячо за тебя, мой мальчик, молиться, чтобы Господь помог тебе достойно и возможно праведно пройти свой земной путь и душу свою спасти, дал тебе счастья, силу и душевную, и телесную, смелость и дерзновение, и крепкую непоколебимую веру. Одна только вера, что не всё кончается здесь земным нашим существованием, дает силу не цепляться во что бы то ни стало за свою малозначащую жизнь и ради ее сохранения идти на всякую подлость, низость и унижение. Это мы наблюдаем на каждом шагу, и тошнит от этого всего до полного отвращения ко всем окружающим.

Действительно свободным может быть только человек, глубоко и искренне верующий. Зависимость от Господа Бога – единственная зависимость, которая человека не унижает и не превращает в жалкого раба, а, наоборот, возвышает. Проповедник и наставник я плохой – но мне хочется тебе сказать то, что я особенно остро чувствую и для тебя желаю. Верь твердо, без колебаний, молись всегда горячо и с верой, что Господь тебя услышит. Ничего на свете не бойся, кроме Господа Бога и руководимой Им своей совести, – больше ни с чем не считайся; никогда никого не обидь (конечно, я говорю о кровной, жизненной обиде, которая остается навсегда) – и думаю, благо ти будет…».

 

Оставить комментарий
Поделиться в: