По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Под архиерейским омофором

Когда рано утром отец Павел выходит из дома, на улице ни души. «Взрослые на работе, а дети в школе», – думает он, шагая по пустынной улице к храму во имя святителя и чудотворца Николая. Новому храму. С высокими выбеленными стенами, сверкающими куполами, звонкими колоколами. О таком настоятель и прихожане могли только мечтать и молиться, ютясь на протяжении двадцати трех лет под шиферной крышей крошечного домика. Теперь мечта такая осязаемая, такая настоящая. Уже не мечта. Чудо. Очередное.

Все по-настоящему

Для крепкого коммунистического колхоза, которым когда-то и были Старые Озинки, явление милости Божьей уже давно не редкость и такими темпами вообще станет делом обычным. Вот хотя бы навскидку пара исторических фактов. Свято-Никольский храм, построенный в 1903 году, безбожникам стереть с лица земли не удалось. Уцелевший фундамент стал свидетельством и напоминанием о погубленном святом месте. Горстка христиан заботливо его расчистила и обнесла оградой, увенчала Поклонным крестом. Дальше – больше. В далеком 1995 году эта же горстка получила в свое распоряжение – для организации православного прихода – здание ветхого советского магазинчика. А потом и место в центре села – уже под строительство полноценного храма. У верующих с невытравленным ни идеологией, ни временем «религиозным чувством» намерения самые серьезные.

«Я сразу так и сказала: если будем открывать приход, то настоящий», – говорит Анна Петровна Савенкова. Никаких комнат для чтения Библии – только храм. Со святыми образами, Божественной литургией и священником. Эти требования одна из первых прихожанок и основательниц прихода озвучила на сходе граждан и с ними же отправилась в Саратов к архиепископу Александру (Тимофееву). Там ее уже ждали.

Малюсенькие шажки и большая жертва

Отец Павел Миронец не в первый раз приезжал в Епархиальное управление, не в первый раз в томительном ожидании сидел в приемной и не в первый раз возвращался к мысли: «Куда же направят?». И вот так просто и случайно – неслучайная встреча с делегатом от паствы, которая ищет дом Божий и настоятеля. Так просто и случайно местом служения оказались Старые Озинки, где у отца Павла не было ничего. Кроме желания служить и делиться огоньком веры Христовой.

«Помню, день был солнечным, – рассказывает батюшка. – На пороге магазина меня встретили бабушки. Мы поговорили, познакомились». И начались сельские будни. Тягучие, безденежные, иногда радостные, иногда тяжелые, но полные молитв и надежды. Поначалу отца Павла приняли только прихожане – приютили, обогрели, накормили. «Они у меня отзывчивые, трудолюбивые, ревностные, с характером, но очень ранимые, родные», – отзывается о верующих настоятель. Остальные жители были в стороне – стеснялись друг друга, стеснялись приблизиться к Богу, к храму, к священнику, боялись проявить свои лучшие качества. Настоятель понимал: время еще не пришло – и старался не расстраиваться. Старался отдавать все силы приходу – учил бабушек звать его не «сынок», а «отец Павел», сажал ивы вокруг магазинчика, который должен был стать импровизированным храмом, вместе с прихожанками обустраивал его, совершал молебны, чтобы, наконец, однажды – в день памяти святителя Николая, 19 декабря – совершить первую Литургию. «Здесь все – иконостас, подсвечники, утварь – было сделано руками верующих. Пусть непрофессионально, но с любовью, – вспоминает отец Павел. – Позже мы залили фундамент, скопили денег на кирпич. Очень уж хотели, чтобы магазин превратился в храм». Не получилось. Обрушившийся потолок не повредил только алтарь и еще одно небольшое помещение.

«После обрушения – это было в 2007 году – я обратился к Владыке Лонгину, – говорит настоятель. – Он благословил возведение храма, но предупредил, что это будет еще один долгострой». Прихожане во главе с батюшкой решили, что заранее сдаваться не будут, и смело ринулись в бой за дом Божий – обращались за помощью через газету, искали братьев во Христе в окрестных селах, проводили благотворительные ярмарки и акции… «За девять лет не было ни одного спонсорского вложения. Все, что нам удалось сделать, сделано на лепту бедной вдовы», – признается отец Павел. Верующие жертвовали силами, временем, а порой единственными и последними средствами – пенсией и зарплатой. Для храма – это было ничто, а для местных жителей – целое состояние. Шанс выжить физически и духовно.

– Получается, люди все-таки оттаяли? – уточняю у настоятеля.

– Да, – соглашается он. – Строительство объединяет, дает возможность прирасти к храму, отдать ему частичку себя. Но моих заслуг в этом нет. Все – от Бога.

Послушание святителю и владыке

В какой-то момент пророческие слова о долгострое исполнились. От осознания того факта, что многолетнее строительство храма остановилось, и что своими силами прихожанам и настоятелю его не сдвинуть, щемило сердце. Годы шли, значительных изменений не было. Пока на помощь не пришел сам небесный покровитель храма – святитель Николай.

«Строительство храма – это бессонные ночи, переживания, постоянные поиски средств, материалов, людей. Это тяжелый крест. А для меня еще и послушание», – говорит благочинный Архангельского округа протоиерей Стахий Жулин. На благое дело батюшка получил аж два благословения. Одно от Владыки Пахомия, другое – от Мирликийского чудотворца.

Несколько лет назад благодаря трудам отца Стахия в районном центре – в Озинках – появился храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Работы завершились, а богослужения начались 20 декабря – на следующий день после празднования памяти святителя Николая. «Его рука чувствовалась во всем. Даже помощники мне встречались исключительно с именем Николай», – продолжает батюшка. А потом он чудесным образом и неожиданно для себя с делегацией от Покровской епархии поехал в Бари, поклониться святому. «Радость была неимоверная, – вспоминает отец Стахий. – В помяннике насчитал свыше 2000 имен, и когда молился за этих людей, казалось, все они рядом. Для себя ничего не стал просить – только благодарил и просил святителя дать возможность послужить ему». Вот так он и оказался на стройке в Старых Озинках. Вместе с доброхотами, как он сам называет своих друзей и знакомых из Балаково, Ивантеевки, Ершова, Волгограда, Москвы, Оренбурга, Саратова, довел ее до конца. Всего за два строительных сезона. Осенью 2018 года, 11 ноября, в село приехал Епископ Покровский и Николаевский Пахомий, чтобы освятить плод трудов и молитв десятков людей – дать жизнь храму и его приходу.

Под архиерейским омофором

«Во время освящения духовенство собирается вокруг престола и пеленает его, словно младенца. Омывает святой водой, одевает в специальные одежды. Этот храм действительно, как младенец. Сегодня он родился, он начинает свой жизненный путь. Он должен расти, но вместе с ним должны духовно расти и прихожане. Мало построить, мало зайти и поставить свечки. Нужно учиться вере, молитве, познавать историю и каноны Церкви, участвовать в таинствах. Это дело настоятеля, но если у прихожан не будет стремления, ревности, любви к Богу и Церкви, он в одиночку ничего сделать не сможет», – сказал в проповеди Владыка Пахомий.

Слова, сказанные Архипастырем, запали в душу верующим. И ничуть не меньше, чем слова о том, что сам святитель Николай решил посетить Старые Озинки и взять под свой архиерейский омофор его жителей. И этому есть еще одно видимое подтверждение. В холодный и солнечный день рождения храма ему вернули отреставрированную святыню – старинную икону святителя Николая. Мягкий взгляд, кроткий лик близкого сердцу народа святого заступника не давал ему оставаться каменным. Молитва перед образом лилась сама собой. Помощь приходила, откуда не ждали...

Когда икону в тяжелом состоянии увозили из храма, казалось, что есть в этом что-то неправильное. Но лучше разлука, чем утрата. Обновленный образ снова занимает свое место в храме. Освящает, наставляет, укрепляет. И от этого, как говорят прихожане, мурашки по коже.

Приход – это семья

А семья – это единодушие, крепкие отношения и одна жизнь для всех. Жизнь в храме. Где все понятно без слов, где все родные. «Чтобы приход существовал, нужно молиться и любить людей, – размышляет отец Павел. – Любовь христианская проявляется в совместном богослужении, в ощущении радости от того, что просто видишь прихожан и понимаешь: каждый тебе дорог». Каждый согрет сердечным теплом, молитвой связан с храмом и его настоятелем. «Отец Павел действительно мне, как родной. Мы вместе двадцать лет, – делится Александр Макшанцев. – А храм… Этот храм – часть меня, часть моей души». Часть жизни. Прихожанин застал первые, тяжелые годы существования общины. И вместе с тем самые радостные, в чем-то даже подвижнические. Верующие приходили помолиться в неотапливаемом магазинчике в лютый мороз, а кто-то, как и Александр, ради этого даже приезжал из соседнего села – Сланцевый Рудник. Верующие охотно собирались как на чаепития, так и на дежурства и субботники – кирпичи потаскать, может быть, какую-никакую котельную соорудить… И не было ни ропота, ни каких-либо других чувств, кроме радости, кроме ощущения необъяснимого единства, родства, а теперь еще и благодарности – отцу Стахию и отцу Павлу, Владыке Пахомию и святителю Николаю. За все-все-все.

…Когда рано утром отец Павел выходит из дома, на улице ни души. Все заняты своими делами – работой или учебой. Батюшка тоже занят. Он идет к храму. Новому храму… Здесь он служит Литургию два-три раза в неделю, а молебны с акафистами и панихиды – каждый день. Здесь – в маленьком селе – по будням его ждут два-три человека, а в выходные – два десятка. И пусть что-то было тяжело, пусть что-то не получалось. Пусть все это остается в прошлом. Ведь в настоящем – только движение вперед, только новая жизнь. И помощь святителя Николая. Как прежде. Как всегда.

Дарья Хохлова
Теги: приход, Святитель Николай Чудотворец, Старые Озинки.
Оставить комментарий
Поделиться в: