По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Когда каприз – совсем и не каприз

Да, так бывает. Вопреки мнению строгих взрослых, которые советуют больше и чаще наказывать. И вопреки мнению мягких взрослых, которые спешат откупиться – конфеткой, поблажкой. А ведь только и нужно: присесть, успокоиться и понять, в чем проблема маленького человека. Она может ведь оказаться не такой уж и маленькой. 

Я вам не ляля!

Отличная вещь для прогулки в детсаду – раздельный комплект. В него даже двухлетний ребенок способен одеться самостоятельно. А можно даже сделать это коллективно и весело, громко скандируя стишок:

– Раз-два! – сандалики сняли!

– Три-четыре! – в гараж их убрали!

– Пять-шесть! – штаны достали!

– Семь-восемь – на скамейку сели!

– Девять-десять – штаны надели!

Шапку-куртку достаем

И на стол большой кладем!

К обувалке подойдем,

Сапоги свои найдем!

Раз-два! – сели!

Сапоги надели!

Три-четыре! – встанем

Шапочку натянем!

Пять и шесть! – вот и куртка здесь!

Сплошной комбинезон – совсем не то. Самому детенышу у комбинезона, лежащего перед ним на полу, бывает даже трудно отличить рукава от штанин. А найти бегунок молнии, кончающейся где-то под коленкой, – тоже тот еще квест. Но няни, конечно, помогут и тому, кто носит комбинезон.

Степашка замешкалась со своими штанами. Она надела их задом наперед, лямки оказались внутри, но, главное! – ее любимые пуговки на штанине оказались сзади. Она пытается вернуть их на место, но когда встает, все пуговки по-прежнему оказываются сзади. Девочка она терпеливая и настойчивая. Вновь и вновь поворачивает вокруг ноги непослушную штанину. Валена с нянечками к тому времени уже помогли надеть сплошные комбинезоны, застегнуть пуговки и завязать шарфики и шнурочки.

– Стешенька! Ты еще не одета! – сгоряча Валена быстро стягивает с девочки «кривые» штаны, надевает их, как надо, быстренько упаковывает Степашку в ботинки, куртку и шапку, бежит (да, бежит, ведь двадцать одетых детишек потеют в ожидании!) одеваться. Когда она возвращается, орущая во всю глотку Стеша стоит раздетая, а куртка, штаны и ботинки живописно разбросаны по всей раздевалке. Мало того! Теперь Стеша со свойственной ей обстоятельностью будет одеваться только сама, и только когда успокоится. Она никому не позволит посягнуть на свою самостоятельность!

Что тут поделаешь, эту ситуацию легче было бы предотвратить, чем теперь выправить. Ведь Степашка, научившись самостоятельно одеваться, почувствовала себя взрослым и самостоятельным человеком, достойным уважения. Бесцеремонные хватания с переодеваниями унижают ее достоинство и обесценивают ее опыт. Еще бы! Ее, как маленькую лялю, берут на руки и одевают, а она уже большая, ей уже (показываю на пальцах!) три! года! Сама виновата, Валена. Не похвалила за самостоятельность, не потрудилась в суете успокоить и объяснить ей, в чем тут подвох. Иди, ищи теперь, кто в садике присмотрит за одевающейся Стешей, пока вы с няней ведете вспотевших ребят на улицу, и того, кто выведет ее к вам, когда она, наконец, самостоятельно оденется.

А что если…

Хорошо взрослым, им многое известно наперед. Они, например, точно знают, что произойдет, если, например, потянуть за край скатерти. Они знают, что: 1) посуда упадет, 2) разобьется, 3) салат с ковра трудно будет убрать, 4) гости перепугаются, 5) человека, потянувшего за скатерть, пристыдят и отругают.

Пять последствий короткого рывка за угол скатерти знает каждый взрослый. А вот ребенку эти последствия пока не очевидны. Не очевидны ему и последствия залезания на хлипкий столик с аквариумом, приставания к бродячим котам, поедания зеленых ягод с грязных кустов, прогулки в тапочках по глубокой луже, втыкания пары гвоздей в розетку и других занимательных начинаний. Человеку в детстве нужно не только исследовать окружающие объекты, но и научиться прогнозировать реакцию на эти действия окружающих людей.

Трехлетки рассуждают как-то так: «Вот красивая коробка с маминой косметикой. Посмотрим…

– Не трогай!

Ладно! Зайду с другой стороны…

– Нельзя!

А если схватить с разбегу? – Убрала повыше… А если подпрыгнуть? – Отругала и спрятала на шкаф… А поорать? – Во-о-от, теперь она достает и показывает. Вывод: надо хорошенько поплакать, и тогда коробку покажут опять».

Заметьте, дети в этих изматывающих родителей ситуациях ведут себя, как настоящие ученые-экспериментаторы, шаг за шагом всесторонне изучающие некое явление. И так по триста раз на дню!

Дай Бог нам, взрослым, в это время огромного терпения и желания объяснять, почему нельзя и что можно. И пусть нас в это трудное время успокаивает и воодушевляет осознание, что все это безобразие – совсем не капризы, а кропотливое и всестороннее изучение нашей реакции на его действия. Становясь объектом исследования, важно дать своему детенышу правильные представления о себе, реагируя на его действия предсказуемо и логично.

Не запрещать то, что уже разрешили, и не разрешать то, что уже запретили. Не действовать по настроению. Если папа разрешает то, что мама запрещает, будут скандалы и нервотрепка. Необходимо также договориться с остальными домочадцами, каким бы трудным ни казался этот процесс.

Есть вещи опасные – огонь, электричество, острие. Лучший способ закрепления большого «НЕЛЬЗЯ-ОПАСНО» – дать почувствовать кусочек этой опасности. Нельзя булавку – несильно уколоть булавкой пальчик. Нельзя лезть по спинке стула – качнуть этот стул, чтобы он испугался, почувствовав опасность падения.

Валена гуляет с группой в городском парке. Сегодня она покажет детям крапиву, которая каким-то чудом осталась незамеченной усердными садовниками.

– Вот это – крапива – жгучая трава, запомните ее. Если ее потрогать, сильно обожжешься, на руке будут чесаться волдыри. Кто-нибудь хочет потрогать крапиву?

– Конечно, нет!

– Я не буду трогать!

– И я не буду.

– Я не запрещаю прикасаться к крапиве, но предупреждаю, что жалеть того, кто обожжется об этот куст, не буду. Потому что он сам виноват. И помочь обожженному ничем не смогу. Зеленка от волдырей не помогает.

Опасность, таящаяся в крапиве, возбуждает, часть детей садятся вокруг куста на корточки, а самые слабонервные убегают подальше. Кто-то шевелит крапивные листья соломинкой, кто-то трогает куст подошвой сандалика, и вдруг…

– Ай, Максик обжегся! – Мальчик трет обожженную ладошку, через силу улыбается, а в глазах у него блестят слезы.

У куста остаются самые смелые. А вся группа на почтительном расстоянии от куста наблюдают за Максом и смельчаками. Постепенно храбрецы оказываются в разной степени обожженными и наконец теряют интерес к крапиве. Но теперь робкий народ понял, что с Максом и остальными ничего страшного не случилось. И неведомая, темная и непреодолимая сила любопытства тянет их к жгучей опасности.

К концу прогулки у каждого на руке крапивные пупыри. Но никто не ревет, и все под впечатлением. Только независимая и рассудительная Люба смотрит на остальных со снисходительностью и превосходством – такую разумную девочку на мякине (то есть крапиве) не проведешь! Когда мы возвращаемся, она вдруг с возмущением произносит:

– И зачем только здесь эту дрянь посадили!

Валена видит на Любиной руке отчетливые крапивные волдыри.

Табу

И.Ф. Крузенштерн, причалив к Нукагиве и отпуская команду на сушу, опасался, что островитяне в отсутствие охраны начнут хозяйничать на корабле. Для защиты судна от туземцев он объявил табу: с палубы в рупор он прокричал «Табу!» и для верности выстрелил из пушки холостым зарядом. Табу настолько серьезное понятие для полинезийцев, что и без этого выстрела за «Надежду» можно было не бояться.

Табу очень сильнодействующее средство для самого недопустимого или самого опасного. Дома может быть только два или три табу, если их будет больше, магия потеряет силу.

  1. Никого из семьи нельзя бить.
  2. Не трогать розетки.
  3. Не открывать окно.

Для формирования табу необходимы слаженные действия всей семьи. Малыш ударил маму, и все по очереди отреагировали бурным негодованием, возмущением, обидой. Каждый озвучил главную мысль – «Маму бить нельзя!», и все ушли на кухню, оставив маленького агрессора в одиночестве. А на кухне все продолжают громко возмущаться. И побольше трагичности, серьезности, никаких улыбок и смешков. На каждый табуированный поступок реагируем именно так. Повторяю по слогам: на каж-дый.

Провинившегося допускают в круг семьи не сразу и еще раз озвучивают: «Никогда так не делай!».

Все помнят скороварку? Тяжеленная кастрюля с подпружиненной крышкой и паровым клапаном. У бабушки Артема такая есть до сих пор. Однажды за ней не уследили, и когда бабушка подошла, чтобы убавить газ, из клапана со страшным свистом и шипением стал вырываться пар. Это произошло на глазах Артема. «Ой, какая бесстыдница! На старших шипит!» – с изумлением и возмущением воскликнул он.

Трудно высказать…

Бывает, что безобразные выходки малыша – результат неумения рассказать о чувствах, его терзающих. Вот ребенка привели на новогодний утренник в клуб. Кажется, и красиво, и нарядно, и весело, но малыш вопит, лупит всех, кто к нему приближается, лезет к отцу на руки или, наоборот, катается по полу и визжит, как резаный.

Что он хочет сказать? «Я растерялся в незнакомом месте. Я оглушен громкой музыкой. Я боюсь незнакомых людей с красными носами. Не прикасайтесь ко мне! Не приближайтесь! Мне хочется спрятаться от этого кошмара, и я не понимаю, почему близкий мне человек меня от этого не спасает, а наоборот, несет в самую гущу этого ужаса». Если отцу удастся прочесть эти невысказанные послания и отозваться на просьбы сына, можно считать пожар потушенным.

Если вы поняли причину «каприза», озвучьте ее, скажите своими словами то, чего не может сказать ребенок, и спросите, правильно ли вы его поняли: «Тебе жарко в машине и скучно стоять в пробке, но нам придется потерпеть еще сорок минут. Тут я ничего не могу поделать. Расстегни куртку, и давай поговорим о носорогах». Если ребенок захочет вас поправить, обязательно выслушайте его, скажите, что очень хорошо, что он объяснил, а если носороги его не интересуют, можно послушать песенку или достать журнал. Со временем нужные слова у малыша появятся, а вместо нытья вы услышите понятные просьбы.

Но никогда не запускайте эту программу, если ребенок ноет просто от скуки в привычной обстановке, не надо предлагать ему выбрать понравившееся из предложенного: «Что ты плачешь? Катя не пустила к себе в комнату? Или пить хочешь? Или дать карандаши? Или „Лего“? Или пряничка?». Иначе ваша судьба – вечно слышать нытье и стоять с подносом возле скучающего деспота.

А теперь о настоящих капризах

Капризничает заболевающий ребенок. Капризными становятся хронически больные дети, но даже этот случай совсем не безнадежен. Хроники требуют большей заботы и больше, чем здоровые дети, – хороших впечатлений от разговора, книги, неутомительных игр, фильмов.

Невероятно капризными становятся дети, которым ничего не запрещают дома. Настойчивый запрет и попытка ввести поведение в рамки способны породить у них прямо-таки истерическую реакцию. Их посиневшие губы, хриплое дыхание, двигательная расторможенность приводят окружающих в панику и еще больше ухудшают положение.

А еще капризами дети могут реагировать на семейный конфликт, не умея понять, но чувствуя, не умея сформулировать, но пытаясь донести до нас послание о неблагополучии.

Лерочкина бабушка давно бы ушла от дедушки, но по многим причинам живет по-старому, скрывая свою боль и обиду. Глядя со стороны, никогда и не подумаешь, насколько несчастна эта семья. Когда мама и папа уезжают в командировки, Лера гостит у бабушки и выносит всем мозг невероятными капризами. Ноет сутками, даже во сне иногда гнусит. Но как-то летом дед надолго перебрался в деревню, и девочку будто подменили. Бабуля не нарадуется на послушную и веселую девочку.

Однажды Лера ее спрашивает: «Бабуль, а ты с дедой совсем не дружишься?»

Ирина Струкачева

Теги: Малая Церковь, дети, воспитание, Валена.
Оставить комментарий
Поделиться в: