По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Верят, как дышат

О церковных бабушках ходят легенды. Особенно усиленно их распространяют те, кто никогда не был в храме. Они, якобы, и злобные, и придирчивые, если что не так, могут и в храм не пустить. Нашим церковным старушкам мы уже посвятили несколько публикаций в газете. И сегодня расскажем еще о двух пожилых прихожанках, с которыми довелось совсем недавно познакомиться.

Анастасия Васильевна Рамайкина

Высокая старушка с чистыми голубыми глазами как-то по-особому приветлива. На службе ей приходится всегда сидеть – ноги очень болят, ходит с трудом, опираясь на палочку. Но не успела я к ней подойти, как бабушка Настя подхватилась и, радостно улыбаясь, направилась к молодой женщине с детьми и чем-то ее одарила. Об этой «особенности» Анастасии Васильевны мне уже рассказывали. Всем, кого бабушка хоть немного знает, она обязательно приносит угощения. В храм всегда приходит с полной сумкой гостинцев. Мы только познакомились, а  как баба Настя сокрушенно произнесла: «Тебя-то мне нечем угостить, все уже раздала».

Не сразу Анастасия Васильевна поняла, чего от нее хочет корреспондент. Что за заслуга – в церковь ходить? Что ж тут особенного? Есть в одной старой песне такие слова: «Судьбы моей простое полотно…» Так и понимает свою долгую и непростую жизнь бабушка Настя, пережившая войну, с детства познавшая тяжелый крестьянский труд и никогда ни на что не сетовавшая. Все ее чувства и слова просты и искренни. Как и вера.

– В школе я училась недолго – 3 класса, война началась, надо было работать. Жили в селе, с детства в руках были не книжки, а мотыга и лопата. Родители были неграмотные, но верующие, все время в церковь ходили. Сколько помню маму, она всегда молилась и нас заставляла. Во время войны мы постоянно читали «Живый в помощи», а петь и веселиться нам, детям, в то время запрещалось. После войны мы перебрались в Петровск, работала в сельском хозяйстве. Мне было 14 лет, но я от взрослых не отставала, мешки с пшеницей таскала по 50 кг. Но ничего, слава Богу, жива пока, а мне уже 89 лет.

Нас было 11 детей, осталось трое. Кто умер, кто в войну погиб. Когда переехали в Энгельс, пошла работать в общество слепых. Почему? Да я в Петровске 10 лет прожила со слепой девушкой. У нее мать была старенькая, больная, вот я и взялась им помогать. Жили с ней, как родные, вместе в храм ходили, она была очень верующей. Ее уже 26 лет нет на свете, молюсь за нее. А кто еще помянет мою Валентину? Здесь тоже подружилась со своей землячкой, незрячей женщиной Любой, водила в церковь, опекала. Потом родные увезли ее в Петровск, очень переживаю за нее, сама она до храма не дойдет, а уже два года не причащалась.

– А как Ваша личная жизнь сложилась? Вы же были молоды, почему все о чужих беспокоились?

– Мужа я тоже нашла в обществе слепых. Живем уже 42 года, своих детей у меня не было. Зато две мои сестры были многодетными, я их детей нянчила, и внуков, и племянников. Всех крестила и в церковь привела. Очень их люблю, да и чужих деток тоже люблю. Каждого хочется угостить, приласкать.

– Я заметила, что Вы приходите с полной сумкой угощений. У Вас что, пенсия большая?

– Слава Богу, хватает. Дед мой тоже детей любит. У него от первого брака есть дочь и внук Димочка, взрослый, армию уже отслужил. Он часто у нас бывает, иногда с нами живет. Если у него какая неприятность, то, веришь, я заболеваю. Мне все одинаковы – что мои родные, что мужа.

– У Вас за всех душа болит. А как вера помогает Вам в жизни?

– Мне всегда помогает Богородица. Сейчас сильно болею, так прошу Ее: «Матерь Божия! Если Тебе угодно, сделай все, чтобы мне причаститься». Больше ничего не прошу, и Она всегда меня слышит. Со святыми тоже разговариваю, когда нужда есть. Как-то завелись у меня дома насекомые. Я скорее в церковь, заказала молебен святому мученику Трифону. Был он сострадательным, безотказным, всем нуждающимся помогал, по его молитвам поля от вредителей очищались. И мне помог, избавилась я от этих насекомых, но продолжаю дома ему молиться.

Сейчас в храм хожу только по воскресеньям, ноги отказывают. Дома и Евангелие читаю, и каноны, и Псалтирь. По пятницам у меня поминальный день. Читаю за упокой 17 кафизму и долго молюсь за каждого, у меня в книжечке 400 имен, всех и поминаю. Особенно тех, за кого некому молиться. За долгую жизнь скольких я людей знала, с кем жила, работала, с кем в храм ходила. Многие поумирали – за всех и молюсь. И за живых молюсь, здесь список поменьше. В первую очередь молюсь за Патриарха Кирилла, потом за Митрополита Лонгина и, конечно, за Владыку нашего. Так хотелось его поздравить с Днем ангела – не получилось. Но я за него всегда молюсь… Когда наш храм Троицкий строился, ходила, помогала. То доски разгружали, то кирпичи.

– Скажите, Анастасия Васильевна, чего Вы в жизни опасаетесь, о чем тревожитесь?

– Да вот думаю, что надо бы мне иконы в храм принести, у меня их много, есть и старинные. Если что случится со мной, не знаю, где они окажутся. Еще переживаю, что не успею крещенскую водичку использовать, у меня ее много осталось.

– Баба Настя, живите долго, пока всю водичку не выпьете, потом и новой наберете.

– Это уж как Господь управит!

Я предложила проводить ее, но бабушка Настя отказалась: «Сама доберусь!» И, опираясь на палочку, тяжело ступая на больные ноги, отправилась к остановке. Есть храм и поближе к дому, но этот любимый. Своими руками кирпичи таскала…

Валентина Федоровна Дубцова

– Моя молодость пришлась на то время, когда Церковь была под запретом, а я еще была секретарем комсомольской организации, занималась в народном театре, выступала на эстраде, ни о какой вере и не думала. Вышла замуж и даже детей своих не крестила. Но бабушка моя была верующим человеком. Она бесед со мной не вела, но когда возвращалась из храма, просто светилась, от нее исходила такая любовь, такая доброта, что невольно и я впитывала ее настроение. С годами стала задумываться: а кто такой Бог? И, наконец, пошла с мамой в Покровский храм. Господь все-таки меня привел к Себе, с тех пор я с Ним не расстаюсь.

Работала в детской библиотеке, но не могла в то время говорить с детьми о Боге. Старалась на примере классической литературы вкладывать в детские души евангельские ценности. Потом перешла в школьную библиотеку и, проводя со школьниками беседы, какие-то мероприятия, всегда старалась рассуждать с детьми о добре и зле, нравственном и безнравственном.

Наконец появился в школьном расписании новый предмет – «Основы православной культуры», мне поручили его вести. Уже можно было открыто говорить о Православии, и я с большим энтузиазмом взялась за новое дело, старалась сделать урок понятным, доступным и интересным детям. Ребята с удовольствием приходили на мои уроки, родители тоже были довольны. Но сменился директор школы, старый был верующим человеком, а новому руководителю мои уроки стали не нужны.

Но нет ничего случайного в нашей жизни. Господь привел меня в храм во имя пророка Божия Илии г. Покровска (Энгельса). Здесь я и храмовой библиотекой занялась, и в воскресной школе вела уроки. Наш настоятель отец Виктор вникал во все, нам предоставили удобное просторное помещение, мы приобрели много хорошей духовной литературы, в том числе и детской.

Библиотека никогда не пустовала, она стала продолжением приходской жизни. Читатели шли постоянно. Люди приходили не только за книгами, но и поговорить по душам. Иногда задавали и такой вопрос: как жить? А я всегда отвечала: ищите ответ в житии своего небесного покровителя, имя которого вам дано при Крещении. Когда подступают скорби, болезни, узнавай, как жили святые, как они преодолевали тяжкие недуги.

Храмовая библиотека может приносить огромную пользу, если грамотно вести работу. Как-то день тезоименитства был у настоятеля, я предложила организовать поздравление детей воскресной школы. Отец Виктор не соглашался. Но Владыка как-то сказал, что День ангела настоятеля храма – наш общий праздник, он объединяет приход. Убедила, и получился очень красивый душевный праздник в храме, всем понравилось. Теперь он традиционный.

Я старалась привлекать как можно больше своих читателей к приходской жизни. Трое молодых людей были моими постоянными читателями, мы много общались, потом они стали батюшке помогать. Прошло несколько лет, и я встретила одного из них в Покровском храме. Он служит там священником.

Из-за болезни пришлось оставить работу в храме, но совсем отойти от любимого дела я не смогла. Продолжала вести уроки Православия в детских садах № 81 и 16. Мне очень повезло с коллективом, мы все были единомышленники, и наша вера передавалась детям. Работала с малышами, готовила их к первому Причастию, много общалась с родителями. Однажды ко мне подошла женщина и сказала: «Спасибо вам за уроки, я свою дочь крестила в Православие». А у нее муж мусульманин.

– Валентина Федоровна, а своих собственных детей Вы привели к Богу?

– Стараюсь, что знаю, передаю им. У меня двое детей, шестеро внуков и правнуков. Конечно, я их везде брала с собой, и в воскресную школу водила. Внук мой работает сейчас в Подмосковье, недалеко от Лавры, и когда звонит, первым делом докладывает, что был в церкви. Это радует. Говорю всем своим детям: «Живите в вере, без Бога нет жизни!»

– А когда Вас скрутила болезнь, не было ропота? Вы так много полезного делали для людей.

– Если Господь посылает болезни, значит, не забывает тебя. Все, что от Бога, все во благо. Читаешь, как жили святые, как тяжко болели, но, даже прикованные к постели, помогали людям. Надо им подражать. Я сейчас хожу в Дом престарелых, там живут трое моих хороших знакомых. Одна – бывший педагог нашей воскресной школы, другая – монахиня. И третья – моя бывшая читательница. Как же оставить их без внимания? Чем могу – помогаю. Они радуются моему приходу, рады общению.

– Чего Вы больше всего в жизни боитесь?

– Потерять веру, тогда и жизнь потеряет смысл. Я только этого страшусь и всегда прошу Господа: «Только не оставь меня!»

 

Ольга Стрелкова
Теги: прихожане, люди Церкви, церковные бабушки.
Оставить комментарий
Поделиться в: