По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

На земле цариц и преподобных

Среди пыли дорог, среди росной травы полей, в предрассветной зимней мгле и вечерней прохладе лета мерно, величественно отсчитывает минуты вечности Свято-Георгиевский Мещовский монастырь. Ему, как многим православным святыням, было уготовано бороться за свое существование, за право хранить благодать Божию и быть хранимым ею, за право слышать под сводами своих храмов молитвы – простых людей и царственных особ.

Победоносец и кроткая девушка

Свято-Георгиевская мужская обитель не первенствует среди бесчисленных святынь Калужской земли, но для Мещовска она – центр, сердце этого маленького городка. Путь к ней, к ее каменным стенам, за которыми скрывается безмятежность молитвы и плавность монастырской жизни, проложен веками, стопами ревностных подвижников и благочестивых мирян, конницами жестоких захватчиков, стальным маршем безбожников, а теперь едва слышным шагом современных паломников. Здесь каждый искал и находил то, что ему больше всего желанно. Для кого-то это было стремление к подвигу и уединению, для кого-то – желание поклониться святыне, а для кого-то – желание не оставить от святого места и памяти. Так и жил монастырь на берегу Рессы в селе Соболевке – с конца XV столетия он то принимал смиренных иноков, то отражал опустошительные набеги татар и разбойников. Он стойко выигрывал и продолжает выигрывать все битвы, что посылает время. Неслучайно же он носит имя великомученика Георгия Победоносца. Даже разорение и мертвую тишину, принесенную сюда польско-литовским войском грабителей и убийц, монастырь сумел обратить в свою победу. Его жизнь угасла, чтобы потом вспыхнуть с новой силой.

Это случилось около 1642 года. В монастырских пределах снова зашелестела чья-то поступь – мягкая, величавая поступь царицы. Супруга государя Михаила Федоровича – Евдокия Стрешнева – вернулась в родные места, где прошло ее детство, где она возносила свои первые робкие молитвы к Богу. Вернулась, чтобы снова повторить их с безмерной благодарностью и благоговением. Ведь даже став родоначальницей династии Романовых, обретя высочайшее положение, она не забыла – кем она была и Кому обязана такой переменой. Благородна не по крови, но по существу – вот что сказал будущий супруг, впервые увидев кроткую Евдокию – простую девушку из Калужской земли. Земли, давшей Российскому престолу еще двух цариц – Наталью Нарышкину, мать Петра I, и Евдокию Лопухину, его первую жену.

Расцвет обители, опекаемой монаршей семьей, был стремительным, но благоденствие – недолгим. Все ближе к храмам и монастырям подбиралась нищета, на которую их обрекала секуляризационная реформа 1764 года. Мещовский монастырь в одночасье лишился мельницы, рыболовных и садовых угодий, двух деревень, прекрасной церковной утвари, подаренной высокими покровителями – князьями и боярами. Все, что осталось – это тропка вокруг стен для крестных ходов по праздникам да братия из пяти человек, которая совершала службу при лучине. Но кроме ее тусклого мерцания у насельников было нечто большее. В их душах был свет веры Христовой, а с ним и надежда на то, что помощь свыше обязательно придет.

Преподобный на страже святыни

Пятиглавый собор во имя апостолов Петра и Павла возвышается над крепкой монастырской стеной. За ним – двухэтажная церковь с колокольней. Перед страшным XX веком Мещовская обитель предстала во всем великолепии, которое только смогли дать ее настоятели – хранители духовного наследия и монашеской традиции Оптиной пустыни. В последние годы перед закрытием монастыря – годы Первой мировой войны и революционной бури – на его страже вместе с небесным покровителем оказался еще один оптинский подвижник – иеромонах Георгий (Лавров). Оставив родительский дом ради дома Отчего, молодой послушник начал восхождение на недосягаемые высоты духовной жизни, а оставив по благословению родную пустынь – на свою личную Голгофу. В одну из ночей 1918 года ему как служителю Божьему, дорожащему всем, что сотворил Господь, как настоятелю, отдавшему себя и свои силы обители, пришлось пережить тяжелейшее испытание. Позволить большевикам ворваться в монастырские храмы, устроить обыск, больше похожий на кощунственный погром, не иметь возможности остановить происходящее. Как и не иметь возможности вернуться в Мещовск, к своей поруганной святыне. Потому что впереди – арест, нелепые обвинения, несколько лет заключения в камере смертников и нескончаемые ссылки в Казахстан. Лишения и скорби, среди которых светлым проблеском было духовничество в Свято-Даниловом монастыре и общение с тысячами, как говорит следственное дело, духовных чад, искалечили подвижника – телесно, но не духовно. В ожидании скорой встречи со Христом будущий преподобноисповедник продолжал неотступно следовать за Ним – нести ближним божественное учение, божественное знание о том, что высшая правда есть и что бы ни говорили, открывается она уже здесь – на земле.

И торжество высшей правды – это вновь распахнутые двери выбеленных храмов Мещовского монастыря, это плывущий над полями гулкий колокольный звон, это наполняющие духовную сокровищницу обители редкие святыни – самая большая в России частица мощей великомученика Георгия Победоносца и его икона – точный список с древнего образа в натуральную величину, созданная насельниками афонского монастыря Зограф. Торжество высшей правды – это свободная, цветущая благословенная земля, по которой ходили наши святые подвижники, наши благочестивые государи. Земля, по которой сегодня можем пройти и мы.

Дарья Хохлова
Поделиться в: