По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Они закрывали детей собой

В 2004 году праздник, посвященный Дню знаний, для многих педагогов и учеников школы № 1 г. Беслана стал последним. Незадолго до теракта учителя сфотографировались на память. Кто знал, что теперь на этом фото им придется отмечать убитых, раненых, пропавших без вести... Мы продолжаем знакомить наших читателей с докладами участниц Свято-Елисаветинских чтений.

Страшные цифры

То, что произошло тогда, 15 лет назад, потрясло всю страну и незаживающей раной остается в сердцах пострадавших. Хорошо помню, как, придя с торжественной линейки, увидела эти ужасные кадры:

– захвачено 1128 заложников;

– в результате теракта погибли 186 детей и 148 взрослых, из них 20 педагогов и работников школы;

– ранения получили 728 бесланцев и 55 сотрудников силовых структур;

– при штурме здания школы были убиты 12 работников спецслужб и один местный житель, помогавший освобождать заложников.

Сжимается сердце от боли, осознания ужаса происходивших тогда событий. Сжимается даже при просмотре картинок по запросу «бесланская трагедия».

Лучшая школа в Беслане

Первая школа была первой не только в Беслане. В Северной Осетии –Алании эту школу хорошо знали по именам учителей, имевших звание заслуженных. По верности традициям и по уважению к новаторству. И все это благодаря дружному, квалифицированному педагогическому коллективу. Кто бы мог подумать, что безумная по масштабам и рекам детской крови трагедия унесет жизни половины из них?

...1 сентября, 9.30 утра, в самый пик торжества, на школьном дворе раздались первые выстрелы. Бородачи в камуфляже и черных масках окружили детей по всему периметру школьного двора и, стреляя в воздух из автоматов, стали загонять в здание школы, в спортзал. Совсем скоро этот лучший в городе спортивный зал станет братской могилой для сотен детей и взрослых.

Завуч школы Ольга Викторовна Щербинина, которая попала в плен, вспоминает: «Все боевики были в масках, которые изредка снимали, но тут же натягивали их на себя вновь. С бандитами были две шахидки, совсем юные девочки, лет 14-15. Они практически все время молчали, но очень нервничали, не отрывая рук от кнопок на поясах с пластидом. В спортивном зале, куда нас всех согнали, было страшно душно и очень тесно, нас здесь было не менее тысячи триста человек, сидели почти вплотную друг к другу, на корточках, бандиты не давали подниматься с пола даже детям, трое суток нам не давали еды, не разрешали пить, боевики злобно следили за тем, чтобы ни одна капля воды из-под крана не досталась ни взрослому, ни ребенку».

Уходили последними

В невыносимые, мученические дни и ночи учителя изо всех сил поддерживали ребят из своих классов. Среди стонов, криков, боли и бессилия, которыми была буквально перенасыщена атмосфера спортивного зала, учителя держались чрезвычайно стойко и достойно: поддерживали взрослых, утешали детей, побуждали верить, что кошмар закончится.

Из 64 человек педколлектива участи заложников счастливо избежали только 10 преподавателей: они попросту опоздали на торжественную линейку. 54 педагога вместе со своими классами оказались в кромешном аду.

Главный час их профессионального и человеческого подвига пробил, когда так спонтанно началась акция освобождения. Ее старт неожиданно для себя дали именно боевики, случайно взорвавшиеся на собственных бомбах-растяжках в школьном дворе. От двух мощных взрывов сдетонировали самодельные бомбы в зале, забитом под завязку людьми, которые, отчаявшись, напролом ринулись на волю.

Спецназ вынужден был прикрывать убегавших, потому что боевики открыли ураганный огонь по заложникам, стреляя им в спины. От взрывов были выбиты окна в спортзале, и взрослые стали переносить к ним детей, спускали с подоконников во двор, кричали: «Спасайтесь, бегите...»

Уже после детей через окна на свободу стали прорываться взрослые. Учителя школы, как капитаны на погибающем судне, уходили последними. Они медлили с собственным спасением – подсаживали маленьких, ослабевших ребятишек на разбитый подоконник, с которого те спрыгивали и бежали в разные стороны, спотыкаясь о растяжки, установленные во дворе школы бандитами. А в спину их убивали автоматными очередями боевики.

Этого учителя не видели, они продолжали спасать оставшихся в спортзале, пока не обвалилась часть горевшей крыши вместе с перекрытиями, которая погребла под собой не успевших выбежать людей.

Мы вас не забудем

Цалиевой Лидии Александровне было 70 лет. Спецназовцы вынесли ее из спортзала последней из заложников. У директора – сахарный диабет, но она не показывала, как ей тяжело. Если дети плакали, боевики начинали стрелять. Но потом школьники перестали реагировать на выстрелы. Террористов это раздражало, и только Лидии Александровне удавалось успокоить своих учеников. В спортзале сидели и двое ее внуков. Директора тяжело ранило взрывом, но, лежа на боку, она продолжала жестами и криками направлять детей к окнам. У Цалиевой осколочное ранение ноги и мелкие ранения по всему телу. Удалось спастись и обоим ее внукам.

Дзуцевой Алене Ахсарбековне было 28 лет. Она сидела в спортзале на подоконнике – на полу места не было. Когда рядом с ней разорвалась бомба, стекло вылетело, Алену взрывной волной вынесло во двор. Но она, обожженная, полезла обратно в спортзал к своим ученикам: «Я вперед детей не побегу!». Она помогла многим ребятам выбраться из здания, но сама спастись не успела – ее придавило обвалившейся крышей.

Аликова Альбина Викторовна с первого дня помогала детям, передвигалась по залу, успокаивала, ободряла, отвлекала от страшных мыслей… После первого взрыва Альбина лично спасла 20 детей, эвакуируя их из окон спортзала… Когда начался пожар, она босиком ходила по горящим бревнам и уже направлялась к выходу, когда ее кто-то позвал на помощь. Больше ее не видели. Обгоревшее тело Альбины опознали через 10 дней…

Аликова Дарима Батуевна во время теракта поддерживала детей, оказывала им помощь, несмотря на приказы террористов, за что была избита. Не один раз, по словам заложников, террористы грозились ее убить. Обожженную Дариму удалось опознать через пять дней. На теле — восемь пулевых ран.

Соскиева Ольга Николаевна, учительница начальных классов, старалась уберечь детей от агрессии боевиков, успокаивала их. Взяла на себя заботу о ветеране Великой Отечественной войны, ветеране труда, учителе истории Гутиеве Заурбеке Харитоновиче, который традиционно пришел первого сентября в школу. Она буквально на себе выносила старика из зала в туалет, потому что ему трудно было передвигаться. Гасиев остался в живых… Когда раздался взрыв, Ольга Николаевна не заботилась о спасении собственной дочери и своем спасении. Выталкивала детей из окон наружу.

Ханаева Ирина Захаровна. Заслуженный учитель Российской Федерации, учитель начальных классов. 74 года. Ей удалось спасти фактически весь класс. Во время боя Ирина Захаровна была ранена автоматной очередью в ноги, но она встала на колени, чтобы малыши вставали ей на спину и выпрыгивали в окна. Погибла как настоящий учитель.

Черджиева Роза Тимофеевна. До последней минуты оставалась учителем. Спасла своих учеников. Проявила редкое мужество. На уцелевшей классной доске в первой школе спасшиеся дети написали: «Роза Тимофеевна! Мы Вас никогда не забудем!».

Пролияша кровь их, яко воду

Некоторое время здание школы № 1 оставалось заброшенным, был момент, когда власти решили его снести вовсе. Но жители Беслана воспротивились. И в 2012 году здесь открыли мемориал, над уцелевшими помещениями возвели купол. Остался и тот самый спортзал. На стенах можно увидеть портреты: дети, родители, учителя. 17 детей полностью осиротели – но сплоченный осетинский народ не оставил их, ни один ребенок не попал в детдом.

16 июня 2006 года было принято решение о строительстве на месте разрушенной школы № 1 г. Беслана православного храма во имя новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Мария Кузьмина

Оставить комментарий
Поделиться в: