По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Смерти не будет! или Иная жизнь…

Мы продолжаем публиковать размышления нашего постоянного корреспондента – опытного воспитателя и вдумчивой мамы – о страхе. Как часто не только ребенок, но и его родители не могут сказать своим страхам твердое «Нет! Я тебя не боюсь!». В этом номере речь пойдет, в том числе, о страхе смерти и его пасхальном преодолении. 

«Довериться воде», или «По закону Архимеда»

Главное, что мешает человеку поплыть – страх перед водой и глубиной. Этот суетливый страх мешает человеку набрать полную грудь воздуха, спокойно и плавно вдыхать и выдыхать его, как обычно это делают на суше. Этот страх заставляет делать много бессмысленных и неверных движений, не позволяющих телу воспользоваться архимедовой силой. И он же заставляет начинающего пловца без конца ощупывать дно ногой или панически грести к суше, вместо того, чтобы учиться и плыть.

Экстремальная методика обучения плаванию путем выкидывания из лодки, конечно, не выдерживает никакой критики. Вряд ли неожиданно нахлебавшийся ученик сумеет вовремя вспомнить плавные движения и взять правильное дыхание.

Наиболее подходящая тактика обучения плаванию – долгое, неторопливое, систематическое повторение «поплавка», «звезды», «простого скольжения» на хорошей отмели со знакомым дном. А дальше – только дело времени.

И та же самая ситуация у мальчика с папой на вышке. Как бы ни хотел отец вырастить сына смельчаком и ускорить процесс, насилие спровоцирует неверные «барахтающиеся» душевные движения, мешающие закону Архимеда. Малыш победит страх после неторопливого прохождения упомянутых этапов в течение некоторого времени. 

О страхе смерти

В четыре-шесть лет (смотря по обстоятельствам) ребенок неожиданно задает пугающие родителей вопросы о смерти: «Мама, ты умрешь?», «А я тоже умру?», «А как это будет?», «А где умерший человек теперь?». И самое худшее, что может сделать в этой ситуации взрослый, – отмахнуться или уйти от ответа. Даже если вы призовете для отвлекающего маневра бригаду клоунов, мага-фокусника или Бэтмана, неразрешенный вовремя вопрос сформирует не просто невроз, но существенный надлом мировоззрения.

Переживать экзистенцию и в зрелом возрасте, мягко говоря, нелегко. А с детским житейским опытом и подавно. Хотите вы того или не хотите, но к четырем годам вашего первенца необходимо обзавестись четко сформулированным мировоззрением, чтобы дать предельно ясный ответ на этот вопрос.

Православные родители могут ответить на этот вопрос, приведя аналогию с превращением гусеницы в бабочек. Живут себе гусеницы, едят листья, ползают, и вдруг одна из них засыпает в коконе, не шевелится, не ест, а потом и кокон рассыпается прахом. Гусеницы думают, что их подружка умерла, и не узнают ее в бабочке, пролетевшей мимо них. А христиане знают, что смерть – это как превращение гусеницы в бабочку. Тот, кто умер, – жив, но мы его не узнаём.

Ответы должны быть и у атеистов, и у иноверцев. Но желательно, чтобы это был единый ответ в вашей семье.

 

 

 

Ирина Струкачева
Теги: Валена, дети, воспитание, смерти нет.
Оставить комментарий
Поделиться в: