По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Воистину воскресе!

Красные кирпичные стены, купола и кресты, устремленные к небу, от высоты, на которой жаром горит их золото, захватывает дух. Ни время, ни скорби не властны ни над его обликом, ни над внутренним содержанием – Божественной благодатью, молитвой, Святой Евхаристией. Ради того, чтобы сохранить свое сокровище, Свято-Воскресенский соборный храм прошел через саму смерть и теперь, в апреле этого года, празднует 75-ю годовщину со дня возрождения литургической жизни. А мы вспоминаем историю его возникновения и возрождения.

Почему построили храм?

Место строительства храма – город Николаевск. Ранее он был известен как слобода Мечетная, а еще ранее – как золотоордынское поселение. Все изменилось с появлением высоких покровителей – императора Николая I и святителя Николая Чудотворца. В честь небесного заступника государя в 1835 году Мечетную нарекли новым именем.

Новый виток развития получила и непростая ситуация с утверждением мира в землях на Иргизе. Храм замыслили как символ любви во Христе. Его величие, монументальность должны были демонстрировать значимость Православия в крае, издавна населенном раскольниками. Десятилетиями правительство предпринимало попытки обратить их в единоверие. Власти возлагали надежды на военные акции – одну из таких в 1828 году организовал саратовский губернатор Голицын, взывали к религиозному чувству, но действенным оказался путь проповеди. Миссию возглавил Епископ Саратовский и Царицынский Иаков (Вечерков) – он привлек к участию высокообразованных священников и открыл три духовных училища, одно из них – в Николаевске, в 1845 году. Следующим шагом стало строительство Воскресенского храма.

Кто строил храм?

Инициатор строительства – купец Семен Осипович Локтев. Городской глава, храмоздатель, благотворитель, староста первого Иоанно-Предтеченского собора (1843). Локтева не пугало, что к проекту храма, разработанному в 1873 году, прилагается небольшой запас камня и скромный бюджет в 400 рублей. Он заручился поддержкой властей, попечительского совета, куда вошли состоятельные горожане, и благословением Владыки Герасима (Добросердова), епископа Самарского и Ставропольского.

После смерти Локтева в 1895 году труды принял купец Василий Елагин. Он сделал храм отапливаемым, устлал полы цементными плитами, заказал в Ельце позолоченный иконостас с иконами живописной работы, двери из кованого железа и купил полное белое облачение для троих священников и одного диакона. По его примеру и по любви к храму действовали и другие меценаты.

Сверкающая утварь, расшитые престольные облачения, резные киоты, позолоченные подсвечники и голос храма – трехъярусная колокольня, увенчанная колоколами весом в 600, 300 и 200 пудов… Свято-Воскресенский храм видели жемчужиной губернии, рукотворной святыней. И воплотил чаяния верующих Алексей Маркович Салько. Придерживаясь популярного в архитектуре второй половины XIX века эклектичного стиля, зодчий воздвиг пятиглавый соборный храм – то есть второй по значению после кафедрального собора.

Как родился храм?

Жизнь вошла в Воскресенский храм 12 сентября 1899 года с первой Литургией. Осенним вечером от Иоанно-Предтеченского собора, прозванного «старым», река крестоходцев во главе с Владыкой Симбирским и Сызранским Гурием (Буртасовским) понесла к новому Воскресенскому храму антиминс и подаренные иконы.

Богослужение длилось пять часов. Верующим не хотелось, чтобы долгожданный праздник веры закончился так быстро. Да и Владыка не торопился расставаться с паствой. Через прихожан он приглашал к воссоединению с Церковью Христовой «на началах чистого Православия или единоверия» всех «блуждающих братий» – раскольников и старообрядцев.

Он пробыл в городе до 15 сентября – до Литургии, за которой помолился о храмоздателях, не доживших до освящения собора. А прощаясь с Николаевском и его жителями, архипастырь навестил вдову Локтева. Напоследок он сказал ей: «Всюду, куда ни посмотришь в вашем городе… на храмы ли Божии, или на дома священнослужителей, всюду рука покойного».

Как пострадал храм?

В революционный, атеистический век храм, как и сотни тысяч безвинных людей, приговорили к высшей мере наказания. Расправа началась с колокольни. На праздник Крещения Господня 1931 года окрестности огласил страшный грохот – это падали и разбивались о мостовую колокола. Самый большой колокол взорвали прямо у храма, так и не сумев вывезти из центра города. Позже от нового взрыва погибла и сама колокольня.

Утратил свое красивое имя и город. Названия Николаевск верующие больше не увидят ни на одной карте – в ноябре 1918 года власти переименовали его в Пугачев. Порог храма прихожане тоже больше не переступят – в 1937 году это уже будет зернохранилище.

Когда открыли храм?

Собор вернули верующим в 1942-м. С трудом веря происходящему, они спешили на молебны – поблагодарить и вымолить чудо – победу в войне и возобновление Евхаристии. Ранее, возможно, по причине постоянных арестов духовенства, проходили только молитвенные собрания мирян.

Господь исполнил все в 1945-м. Зная цену каждой минуте, проведенной с Богом в храме, миряне, не жалея себя, возрождали богослужение – несли в храм богослужебные книги, иконы, учились церковному пению и трудились на клиросе. Шли одним, тесным, путем вместе со своими батюшками.

Что снаружи?

Взгляд, пронзительный и мягкий одновременно. С восточной стены на горожан взирают Воскресший Господь, Его Пречистая Матерь, святители Николай и Спиридон. Пять больших икон на железных листах приковывают внимание. Особенно редкие изображения Богородицы – «Порт-Артурская» и «Объятия Отча». Эти иконы подобраны не случайно – они созвучны с «Покровом» и «Казанской», в честь которых освящены боковые приделы храма. А еще они дар храму от верующих Дальнего Востока. Оригинал «Порт-Артурского» образа находится во Владивостоке. А икона Богородицы «Объятия Отча» – в Уссурийске, что когда-то назывался Никольск-Уссурийский.

Что ценного?

В храме все дышит историей и святостью. Икона святителя Николая – хранительница города – находится в соборе со дня его освящения! Ее и утраченную Албазинскую икону Божией Матери, подарок Владыки Гурия, в 1899 году несли крестным ходом от старого собора в новый. Еще один образ из Иоанно-Предтеченского храма – икона Божией Матери Курская-Коренная «Знамение». Подаренная в богатом киоте купцом Поповым святыня спаслась в одном из магазинов под видом столешницы. В соборе эта икона заняла видное место – раз в неделю батюшки читали перед ней акафист, а после вечернего богослужения – коленопреклоненно молились. Другая старинная и написанная на Афоне в 1888 году икона Богородицы «Скоропослушница» прибыла сюда после войны из села Жестянка.

Не пройти в храме и мимо Распятия – на его оборотной стороне запечатлены Голгофские страдания Господа. Этот крест из набранных икон академического письма купцы заказали к открытию собора.

Следующая святыня – мощевик, дар Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина. В деревянном ковчеге – частички мощей святителей Иоанна Златоуста, Димитрия Ростовского, преподобных Кирилла и Марии Радонежских, Лаврентия Черниговского, Афанасия Серпуховского, благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских, мучеников лавры святого Саввы Освященного и др.

Немало реликвий хранится и за многоярусными иконостасами в алтарях: соборное Евангелие, которым пользовались служители прошлых столетий; две чаши – большая изначально принадлежала Воскресенскому храму, а та, что поменьше, – Иоанно-Предтеченскому; покровцы, изготовленные в 1920-х годах, с вышитыми фамилиями мастериц.

Что вокруг?

Торжество Истины и жизни. Единственный, чудом уцелевший Свято-Воскресенский храм напоминает, что в любое время и при любых обстоятельствах людей объединяет вера, святая Евхаристия и молитва. Эту ценность нужно сберечь, чтобы жертва прежних поколений не оказалась напрасной. Чтобы слова «Воистину воскресе!» были и про этот храм.

 

Дарья Хохлова
Оставить комментарий
Поделиться в: