По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

«Как вы яхту назовете…»

 

Маленькая Таруса колыхнула большую Россию. Табличками уличных названий.

Скептик скажет вместе с Джульеттой:

Что значит имя? Роза пахнет розой,
хоть розой назови ее, хоть нет.

Но если бы имена были просто звуками, никто бы не возбуждался от перемены фамилии «Каляев» на слово «Боголюбская» в названии улицы маленького городка.

Но возбуждение налицо. И очевидно, здесь сталкиваются мировоззрения, а за именами незримо, но вполне реально стоит сама жизнь, связывающая прошлое и будущее в радикально противоположных вариантах.

Зюганов говорит: «Это не восстановление памяти – это унижение великой советской эпохи, Победы наших отцов и дедов». Далее он сказал, что это путь бандеровцев, нацистов и фашистов. То есть обвинение более чем серьезное.

Но позвольте, какое отношение к победам отцов и дедов имеет Роза Люксембург? С какой стати именем этой женщины названы улицы в Белгороде, Минеральных водах, Красноярске, Чебоксарах, Севастополе и еще сотне наших городов? Что общего у этой немецкой коммунистки с Йошкар-Олой или Кисловодском? Очевидно, речь не об отцах и дедах, а об идеологическом изнасиловании русского сознания чуждыми именами и однобокой, «единственно правильной» идеологией.

Я, например, ничего не имею против улицы Брежнева (если есть такие). И не потому, что Леонид Ильич воевал на Малой Земле, а потому, что мирно правил страной лет двадцать, развивал ее как мог и никого не расстреливал. Но Розу Люксембург может любить только какой-нибудь отмороженный платоновский Саша Дванов, и любит он ее в духе любви Дон-Кихота к новой Дульсинее Тобосской, потому что голова его пуста, а сознание революционно мифологично.

Таруса

В центре каждого городка типа Тарусы стоит (если не взорван «героями») собор, и центральная площадь возле собора естественно всюду именовалась Соборной. Потом на этих площадях повсеместно расположился горком партии и памятник одиозному симбирскому интерпретатору Маркса, чья вытянутая рука говорит нам, что «идем правильной дорогой». Справедливость требует, чтобы собор стоял и действовал, а площадь все же была Соборной, в чем нет ни капли идеологии, а только простой и очевидный здравый смысл. При чем здесь фашисты и бандеровцы?

Да будет вам известно, что у бандеровцев нет более лютого врага, чем Православная Церковь, а борьба с Церковью солидаризует с бандеровцами кого угодно, только не поборников исторических названий. Наши невинные Овражные, Калужские и Соборные улицы как раз бандеровцам против шерсти, ибо им хочется, чтобы мы навсегда оставались в плену у коммунистической идеологии. Только в этом случае у них есть оправданная возможность с нами воевать и враждовать, а в случае возвращения к историческим корням всякое оправдание их деятельности испаряется и улетучивается.

Пойдем дальше. Какие такие подвиги числятся за Каляевым, Урицким и Свердловым? «Подвиг» Ивана Каляева – это террористическое убийство великого князя Сергея Александровича. Моисей Урицкий – председатель питерской Чрезвычайки. А Яков Свердлов – организатор разгона Учредительного собрания, Красного террора и уничтожения казачества. Как отдельный «подвиг» можно отметить присутствие в личном сейфе этого борца за народное счастье золотых монет царской чеканки на сумму, превышающую воображение (обнаружил Генрих Ягода через 16 лет после смерти Свердлова), и около 700(!) золотых изделий, нажитых, как и в случае с портсигаром Шпака, «непосильным трудом». И при этом, вдумайтесь, к 2013 году в России имя того же Урицкого носили 665 улиц и площадей!

Это что за ужас?! Разве эти люди воплощают подвиги отцов и дедов?

И разве народная любовь прилепила их подпольные клички к нашим адресам? Нет, господа и товарищи, братья и сестры. Их имена прилипли к нашей топонимике не от народной любви, а от диктатуры и насилия, не оставлявшего русской истории никаких альтернатив.

Это именно пример вопиющей неправды, возможной только в результате беспрецедентного насилия и наглости. И это надо изжить. Изжить так, как изживает и выталкивает тело из себя что-нибудь инородное, например занозу, причиняющую длительный дискомфорт.

Представьте себе на карте любого нашего города проспект Берии, бульвар Троцкого, парк имени Ягоды или детский садик имени Сталина. Если вы вздрогнули от этого антиутопического абсурда, то да будет вам известно, что улица Ленина, проспект Урицкого и сквер имени Свердлова – это точь-в-точь одно и то же.

И если вы хотите жить в справедливом мире, в котором люди если уж не любят, то хотя бы уважают друг друга, то вам категорически не рекомендуется называть свои улицы, заводы, набережные именами серийных убийц, террористов и людоедов, а также смутных политических деятелей, никакого отношения к истории вашей страны не имеющих.

Гораздо лучше, как пел Юрий Антонов, «пройтись по Абрикосовой, свернуть на Виноградную и на Тенистой улице постоять в тени…» И в этом смысле Калужская, Овражная, Лесопильная и Посадская улицы в Тарусе – это просто праздник ушей и сердца, отдыхающих от политического насилия.

 
Поделиться в: