По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской Епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Бог судил ей быть сильной

В прошлом номере газеты «Церковная жизнь» мы рассказывали о Свято-Елисаветинских чтениях. Тема «Любовь сильнее смерти» предполагала, что разговор вызовет самые сильные эмоции. Выступление на тему «Прославим мать святого воина», с которым сегодня хотим познакомить наших читателей, довел участников чтений буквально до слез. Мужество и стойкость Любови Васильевны Родионовой напомнили христиан-исповедников первых веков.

Экзамен на вечность

Наверное, каждый человек хотя бы один раз в жизни задумывался над тем, как люди переживают серьезные испытания и остаются верными своим идеалам, что помогает, что укрепляет их сердце? Свою работу я посвятила материнской любви, которой не преграда ни боль, ни смерть.

23 мая исполнилось 22 года со дня казни в чеченском плену воина-пограничника Евгения Родионова. Попавшего в плен девятнадцатилетнего Женю бандиты казнили только за то, что он не принял их веру и отказался снять нательный крест.

Подольский район Московской области, село Сатино-Русское. С раннего утра к Вознесенскому храму съезжаются автобусы и легковушки из разных регионов России. После Литургии по кладбищенской тропинке люди вереницей идут к могиле Жени. Здесь, на опушке леса, он нашел последнее упокоение. Море цветов, свечи, иконы и маленькая фотография пограничника. На высоком кресте надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года». Так сложилось – в один день Любовь Васильевна Родионова отмечает день рождения сына и день его смерти.

Этот случай тогда, в середине 90-х, взволновал многих матерей, особенно тех, у кого сыновья служили в армии в горячих точках. С того времени прошло 22 года. Но историю о подвиге Жени Родионова и о нечеловеческих испытаниях, выпавших на долю его матери, нельзя забывать.

Евгений Родионов родился 23 мая 1977 года в Пензенской области, в селе Чибирлей. 25 июня 1995 года Женю проводили в армию. Он попал в пограничные войска. А вскоре в подмосковный поселок Курилово пришла телеграмма: «Ваш сын, Евгений Александрович Родионов, самовольно оставил часть, примите меры для его возвращения».

16 февраля 1996 года мама взяла в руки этот листок и поняла, что с сыном случилась беда, ведь самовольно покинуть часть он не мог. Дома, по подвалам, по даче, вокруг поселка стали искать дезертира. Любовь Васильевна поехала в часть, она знала, где нужно искать Женю, сердцем почувствовала, что с ним случилась беда.

В поисках сына

На карте нашла мать Чечню и сказала самой себе: «Я ее всю перерою, руками переберу и найду сына. Живого, изувеченного, мертвого – любого… найду…». Взяв с собой только самые необходимые вещи, отправилась выкупать своего сына из неволи. Появления Любови Васильевны в части не ожидали.

Поиски сына привели Любовь Васильевну в станицу Асиновскую. Здесь она встретила настоятеля местного православного храма – отца Василия. Любовь Васильевну приняли в православной общине, предложили пожить в храме, осмотреться. Новичку в Чечне опасно вдвойне.

Она обошла, казалось всю Чечню. Была у Масхадова, Гелаева, иорданца Хаттаба, Хайхороева, Доку Умарова, Ширвани Басаева. Не осталось ни одного известного на тот момент боевика, у которого бы она не побывала. Именно у Хаттаба мать получила «пропуск» – фотографию, где полевой командир оказался в кадре рядом с ней. С этой фотографией она переходила от одной контролируемой бандитами территории к другой.

Однажды она попала к Шамилю Басаеву. Беззащитную и помертвевшую от горя женщину «доблестный воин ислама» Ширвани Басаев стал избивать ногами и прикладом, сломал ребра, позвонок, почки отбил. Когда она полумертвая доползла до своих, то три дня пролежала на животе, будучи не в состоянии ходить. Но выжила.

Чтобы прокормить себя, Любовь Васильевна устроилась в генеральскую гостиницу – сутки работала, на следующие трое уходила в горы искать сына. В ее спину летели оскорбления, камни, но ничего не могло остановить любящую мать, она упрямо шла по незнакомым дорогам, расспрашивала всех, кому мог бы повстречаться ее мальчик. Все дни, пока искала сына, она лишь молила об одном – найти своего сыночка живым. И нашла – под Бамутом.

А бандиты, казалось, решили превзойти самих себя – за останки сына с убитой горем матери они потребовали четыре тысячи долларов! Она выплатила все эти деньги до копеечки, сама выплатила, никто ей тогда не помог. Для того чтобы выкупить тело своего сына, она заложила все: квартиру, вещи, даже часть одежды… Голову мученика матери вернули через месяц за отдельную плату.

От боевиков Любовь Васильевна узнала подлинную историю крестного пути своего сына: бандиты пытались сломить Женю, чтобы он принял их веру. Заставляли снять крестик, с которым он не расставался с 11 лет. Ее сердце едва не разорвалось от боли, когда она слушала из уст бандитов подробности казни: как они жестоко издевались над пленными около трех с половиной месяцев, подвешивали на дыбе, морили голодом.

23 мая 1996 года над пленными устроили расправу: вывели в рощу неподалеку от города, троих расстреляли, а Женю казнили – живому отрезали голову. Их тела бросили в яму под деревом и присыпали землей. В тот день все православные христиане праздновали Вознесение Господне. У Жени был двойной праздник – ему исполнилось 19 лет. 

Русская мама

Не погубили солдатскую мать ни минные поля, ни бомбежки, ни сами бандиты. А сама она теперь своими сыновьями считает всех тех мальчиков, которые служат в армии и которым она помогает, как может. И всех тех, кто несмотря ни на что собирается пойти служить. Помогает она и матерям, потерявшим своих детей в Чечне, помогает и тем, кто готовится к проводам своих сыновей в армию.

Ее ждут в госпитале раненые бойцы-герои, ее дети, которых сын ей усыновил своей смертью. И столько их у нее теперь по всей России! Ведь никто так, как она, не поймет и не утешит этих покалеченных войной ребят, потому что она знает, что такое война.

Нет, ей нельзя расслабляться. Постоянно приходится выискивать крупные суммы денег на очередную дорогостоящую операцию, на дорогие лекарства, на медицинское оборудование для своих дорогих мальчиков-героев. В поисках денег она обойдет все кабинеты, «достанет» самых прижимистых функционеров. И те, наконец, убедятся, что лучше дать ей деньги – «дешевле обойдется».

Ее ждут солдаты на далеких погранзаставах. Бессчетное количество поездок в расположение воинских частей совершит она за эти годы. Каждый ее приезд в боевое подразделение станет праздником для солдат, потому что, помимо многочисленных подарков для них, она каждый раз привозит с собой тепло и любовь их матерей. Каждая походная промокшая палатка, куда она зайдет, чтобы выпить с ребятами крепкого солдатского чая, превратится в частичку их сказочно далекого родного дома. Знают, что она свой человек, что она никому не будет обузой, что во время смертельной опасности она не закричит от страха. А сколько раз она чудом спасалась от смерти, как будто вместе с сыном обрела бессмертие.

Нет, она не будет плакать. Завтра уже она помчится туда, где ее ждут. Поэтому она возьмет себя в руки и опять будет веселой, бодрой, решительной, по-солдатски резковатой. 

Груз, который она собирала и отправляла нашим ребятам в «горячие точки», не называла гуманитарной помощью. Это человеческая доброта. 34 поездки, каждый самолет по 30 тонн. Всё новенькое, всё хорошо упаковано. Она везет не милостыню, ребятам подарки везет – носки, перчатки, нижнее белье. И тысячи православных крестиков.

Она вышла из всех этих одиннадцати лет войны с опаленным сердцем, с рваной душой. И еще с огромной благодарностью к Богу за то, что Он дал возможность вернуть честное имя сына, и не только его, но и трех солдат-сослуживцев – Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова. За то, что Господь ее водил по тем дорогам, где она ходила и не подорвалась, хотя мин там было больше, чем камней. Он не дал ей погибнуть и помог выполнить долг матери – найти сына и похоронить в родной земле по христианскому обычаю. А через пять дней похоронить и его отца – Александра Константиновича Родионова, не пережившего смерть сына.

И пошли годы. В ее доме побывали десятки, если не сотни журналистов всех мировых СМИ, снято более 20 фильмов, множество репортажей. Написаны сотни статей, десятки книг, картин, стихов, песен, поставлены памятники, именем Жени названы школы, улицы. Тысячи простых людей побывали на могиле. У него началась своя жизнь после смерти. У нее – своя.

Любовь Васильевна совершила 64 поездки в Чечню. Она награждена двадцатью орденами и медалями, в том числе орденом святой равноапостольной княгини Ольги. Она одна из первых женщин, удостоенных орденов «За службу на Кавказе» и «За ратную доблесть». И мечтает она об одном: «Хочу дожить до того времени, когда мы, матери героев, не вернувшихся с необъявленных войн, будем гордостью государства, а не обузой. И хотя мамой нас никто не назовет, но в день матери вспомнят и о нас, глядишь, и за 20 лет хоть одну гвоздичку подарят».

Протоиерей Александр Шаргунов сказал: «Это событие должно быть поставлено посредине Церкви, на свещнице, да светит всем в нашем доме». А я хочу добавить: если есть на Руси такие матери, то понятно, откуда такие воины.

Марина Хухлаева

Оставить комментарий
Поделиться в: