По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Путь спасения открыт для каждого

Господь настолько милостив, что может простить человеку даже самые тяжкие его проступки. При условии, что человек их признает, сокрушится и сделает все возможное ради искупления. Мы продолжаем разговор о нарушении заповеди «не убий», в котором благочинный Краснокутского округа, председатель дисциплинарной канонической комиссии протоиерей Александр Писларь рассуждает о преступлении, наказании и христианском милосердии.

– Отец Александр, в Священном Писании сказано, что кроме Бога никто не властен над жизнью человека. А что говорится об участи того, кто жизнь забрал?

– В ветхозаветное время убийц наказывали соразмерно совершенному преступлению, то есть карали смертью. В Библии мы найдем множество подтверждений этому. В Книге Бытия есть слова: кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека (Быт. 9, 6). В книге Левит – кто убьет какого-либо человека, тот предан будет смерти (Лев. 24, 17). Пришедший в мир Христос Спаситель не отменил данные Господом законы: Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить (Мф. 5, 17). Он наполнил их новым высшим духовным смыслом.

Наказание за совершение убийства, принятое в Ветхом Завете, не только не отменяется, но даже не претерпевает изменений. Христос говорит: все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52). По сути, это те же самые слова, что и в Книге Бытия. Более того, мы видим, что на суде у Пилата Христос не отрицает право прокуратора предать Его смерти, но уточняет природу этого права. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше (Ин. 19, 10-11). Также и благоразумный разбойник, которого приговорили к казни за совершенные преступления, не отрицает права властей покарать его. Он обращается ко второму разбойнику со словами: и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли (Лк. 23, 41).

Мы уже говорили, что в некоторых странах смертная казнь как мера наказания за особо тяжкие преступления разрешена, а в некоторых на нее введен мораторий. Православная Церковь, конечно же, приветствует мораторий, поскольку это дает пастырям возможность воздействовать на душу преступника ради спасения для жизни вечной. Но, напомню, что Церковь также учитывает реалии мира, в которых зло иногда остановить можно только силой, и поддерживает мнение общества в регулировании этого вопроса.

– Вы сказали, что душа убийцы не потеряна для Бога, ее можно попытаться спасти. В этом, наверное, и проявляется высшая Божественная любовь и милосердие. Но порой такое и слышать непросто, не то что понять и принять. Можно ли по-настоящему простить преступника и как это сделать?

– Я бы посоветовал всегда держать в памяти пример прощения и смирения, который показал нам Христос. Спаситель молился за мучивших и распинавших Его: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 33-34). Конечно, человек не может в одно мгновение уподобиться Христу, простить врагов и обидчиков, начать молиться за них. Это высочайшее духовное состояние, и его достижение требует времени и огромных усилий самого человека. Но стремиться, стараться нужно. Для начала достаточно просто не желать зла, не проклинать, не мстить, не ожесточать свое сердце ненавистью. Ведь ненависть в первую очередь угнетает, убивает того, кто ненавидит.

По-настоящему христианское отношение к человеку, принесшему горе, ни в коем случае нельзя приравнивать к непротивлению насилию, ложному смирению перед злом. Преступник должен понести соразмерное наказание. Но будем помнить, что оно не должно быть связано с чувствами, отравляющими душу, что путь спасения открыт для каждого. Именно раскаявшийся разбойник, претерпевший, по своим же словам, «законное», первым вошел в рай.

– Как нужно молиться за убийц?

– Несчастье, которое попускает Господь, определенно имеет значение для спасения тех, с кем оно случилось. Церковь всегда молится за невинных жертв. Когда происходят теракты, когда массово гибнут люди, в храмах по благословению священноначалия духовенство и паства возносят соборную молитву, совершают поминовение на Литургии и на панихиде. Причем на панихиде мы молимся обо всех пострадавших людях, не разделяя их на православных и иноверцев. Мы молимся и за родственников жертв, чтобы хоть сколько облегчить их страдания.

А вот молиться именно за убийц могут немногие. Этот подвиг доступен только святым. Для пастырей окормление заключенных было и остается особым, тяжелым служением. Далеко не каждый священник может проникнуться сочувствием к преступникам, среди которых редко встречаются кающиеся грешники. Но все же такие есть, и о них нужно позаботиться.

В России существовал прекрасный милосердный обычай посещать тюрьмы, особенно в большие православные праздники, приносить заключенным утешительные подарки и угощения. Делали это и священники, и миряне, чтобы проявить сочувствие и жалость к «благоразумным разбойникам». Этот обычай полностью соответствует христианскому отношению к преступникам, но он, к сожалению, забыт.

– В народе бытует множество околоцерковных суеверий. Например, считается, что при любой насильственной смерти (в результате убийства, несчастного случая, стихийного бедствия и т.д.) человек очищается от грехов и входит в Царствие Небесное, потому что его страдания покрывают все. Правда ли это?

– Внезапная, или наглая, смерть является безусловным злом, так как христианин, отходящий в вечность, лишается возможности принести покаяние и предстает перед судом Божиим без подготовки. Поэтому неслучайно за богослужением и в келейных молитвах мы просим Господа избавить нас от внезапной смерти и дать возможность пройти путь покаяния. Нередко этот путь связан с болезнями, скорбями, страданиями. Но, тем не менее, только так, через раскаяние, человек может очиститься от грехов.

Христианское отношение к внезапной смерти дает ключ и к христианскому пониманию болезни. Тяжкие болезни, приближающие окончание земной жизни, в Православии всегда рассматривались с положительной стороны. И вот почему. Человек, зная о смерти, невольно готовится к переходу в вечность. Он понимает, что времени остается все меньше, однако пока еще есть возможность пересмотреть прожитую жизнь, покаяться и, может быть, даже исправить какие-то ошибки.

Мысль же о том, что человек очищается страшной гибелью и что за претерпеваемые мучения ему все прощается, не обоснована. В Священном Писании есть множество описаний внезапных смертей. В Ветхом Завете рассказывается, как человечество гибнет в водах Всемирного потопа. Это событие было внезапным абсолютно для всех. В Новом Завете мы найдем эпизод о падении Силоамской башни: В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13, 1). Ни в одном из приведенных примеров Христос не говорит, что через гибель люди получат прощение и искупят грехи.

– Многие святые, в том числе и Сам Христос, не защищались и не сопротивлялись своим мучителям. Нам тоже следует так поступать?

В стремлении подражать Христу или святым человек должен понимать, с кого он хочет брать пример и кто он есть на самом деле. Жизнь угодников Божиих делится на два периода. Первый связан с подвигом преодоления страстей и стяжания Даров Святого Духа. Второй – с подвигами по достижении богоподобия. Мы знаем, что преподобный Серафим Саровский не воспротивился напавшим на него разбойникам, но ведь возможность противостоять злу была дана подвижнику вместе с благодатью Святого Духа. А ее он стяжал долгим покаянием, борьбой с тщеславием и гордыней, аскетическими подвигами.

Вообще, несопротивление тем, кто угрожает насилием, есть выражение состояния святости души, к которой мы и близко не подошли. Мы порой с малейшей неудачей смириться не можем, малейшую обиду ближним простить не готовы. Но это же гораздо проще, чем сопротивляться смерти. Нам, всем христианам, нужно возрастать духовно через труд, с умом и терпением.

– Отец Александр, скажите, достаточно ли покаяния, чтобы искупить тяжкий грех убийства?

– Пока человек не осознает совершенный им грех во всей полноте, о его спасении говорить невозможно. Первый грех, который совершили Адам и Ева в раю, не был прощен как раз потому, что прародители не захотели в нем покаяться. То же самое касается и греха убийства. Если человек осознал свое деяние, понял, что совершил грех, у него появляется надежда на искупление. Если же нет, то нам остается о таком человеке только молиться. Больше мы ему никак помочь не можем.

Конечно, всякое преступление влечет за собой наказание. Особенность духовного наказания, или епитимьи, состоит не в том, чтобы покарать, совершить возмездие, а в том, чтобы исцелить душу преступника, спасти для вечной жизни. Святитель Василий Великий в Правилах пишет, что «волею убивший и потом покаявшийся двадесять лет да будет без причастия Святых Таин», а «неволею убивший» – десять лет. В современной пастырской практике совершивших тяжкие грехи не отлучают от Причастия, им разрешают творить покаянные молитвы и дела милосердия, заниматься социальным служением: ухаживать за инвалидами, престарелыми и т.д. Отлучать таких людей от Причастия неполезно. Во-первых, они не принадлежали к Церкви и в ее таинствах и так не участвовали. Во-вторых, такая строгая мера может только усугубить ситуацию, вместо того, чтобы поддержать человека, направить его на путь покаяния, искупления и спасения.

Беседовала Дарья Хохлова

Пресс-служба Покровской епархии
Оставить комментарий
Поделиться в: