По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Уроки пережитого

Испытание всегда приходит внезапно, когда его не ждешь. Пандемия коронавируса стала именно таким – внезапным, неожиданным – испытанием для жителей нашей планеты. Вирус гриппа, столь обычного для всех нас, сделал иной нашу жизнь. О кризисе, им вызванном, об изменениях в церковном сознании и приходской жизни и многом другом мы беседуем с Епископом Покровским и Николаевским Пахомием.

– Кризис – суд, к которому, на мой взгляд, мы оказались не готовы. И в первую очередь морально. Владыка, как Вы считаете, почему у современного человека так развито желание держать свою жизнь под контролем?

– Все мы стремимся к благу, к доброму жительству. Думаю, что и наши предки в спокойное время жизни чувствовали себя довольно уверенно. Но когда приходила беда, она эту уверенность подрывала. И всегда на Руси беды – нашествия, голод, болезнь, разорение – воспринимали как наказание за грехи. Об этом мы можем прочесть в летописях.

Верующему человеку свойственно воспринимать беды как следствие греха. Но это не всегда так, Бог не хочет причинить нам боль, Он старается исправить нас, сделать лучше. И потому часто испытание – это педагогическая мера, которая помогает задуматься о более серьезных и возвышенных вещах, посмотреть на себя со стороны и начать исправляться.

А в обществе потребления о многих понятных ранее вещах несколько подзабыли. Нам почему-то стало казаться, что человек неуязвим, он царь природы и проходит по земле, как хозяин. И вот оказывается, что, несмотря на хорошую медицину, наличие свобод и гарантий, все это может разрушиться, потому что наступил час суда Божия. Момент истины. Дай Бог, чтобы каждый из нас смог вынести уроки из пережитого.

– Но если Бог наказал людей за грехи, можно ли просить о том, чтобы это наказание как можно быстрее закончилось?

– Я бы не стал говорить однозначно, что все происшедшее лишь наказание за грехи. Трудные обстоятельства иногда попускаются, чтобы человек и приобрел что-то. Нужно научиться жить в этих новых условиях, расставлять новые приоритеты, что-то в жизни переоценить.

– Действительно, пандемия в людях выявила разное, но в том числе и много положительного. К примеру, православные христиане до глубины души прочувствовали, как дорог им храм.

– Во многих странах люди потеряли возможность прийти в храм, помолиться. И это стало для них шоком. Для человека, далекого от Церкви, это может показаться странным. Рестораны закрыты, спортивные соревнования отменили, что тут такого, если и храмы закроют? Но для верующего человека храм – это основа жизни. И невозможность попасть туда, поучаствовать в общественном богослужении – большое испытание.

– И все-таки, зачем храм нужен человеку?

– Храм, приход для верующего человека – это родной дом, за который он несет личную ответственность. Как в семье каждый ответственен за семейный очаг, за благополучие близких, также и храм является духовным очагом для общины, для целого народа. Все последние события помогают нам переоценить свое отношение к храму, почувствовать, что ты лишился чего-то очень дорогого. Начинаешь чувствовать истинную цену и службы, и своих батюшек, братьев и сестер по общине.

– Но, к сожалению, посещение храма стало поводом для раздора. И дело даже не в том, в каких регионах когда и как закрыли храмы. Грустно было видеть, как мало в нас уважения к мнению других людей, к их выбору. Как часто мы спешим объявить оппонента чуть ли не еретиком. Почему?

– В последние годы уровень культуры взаимного общения становится все ниже, несмотря на все увеличивающиеся возможности коммуникации. Сегодня если мы откроем какой-то новостной канал или социальные сети, то увидим, что большая часть контента составляют ссоры, разделение, скандальные новости. Все это давит на человека и меняет сознание, это очень опасно.

На это разделение нам нужно обратить пристальное внимание. Споры могут и должны быть, но, по слову апостола, они должны являть искусных. Мы же видим агрессию, а не просто дискуссию. Нужно уметь и свои аргументы уважительно высказывать, и критику достойно принимать. А когда беседа превращается в агрессивную ругань, она соблазняет в том числе внешних людей, и без того критично настроенных по отношению к Церкви.

В этих дискуссиях определились два лагеря. По мнению одних, на первом месте в жизни стоит безопасность, здоровье отдельного человека, и ради него можно всем пожертвовать. С этим сложно не согласиться, ведь все мы боимся и за себя, и за своих близких.

Но нельзя не учесть и позицию противоположного лагеря. Его сторонники утверждают, что у каждого человека есть то, ради чего он жертвует многим, в том числе и жизнью. Ведь мы чтим мучеников, для которых выбор веры во Христа тоже был связан с жертвой своим благополучием и самой жизнью. А как же быть с воинами, которые выполняют свой долг ценой жизни? С врачами, которые совершают настоящий подвиг, рискуя здоровьем и безопасностью?

– В последние три месяца стало принято говорить: мир никогда уже не будет прежним. Это общая фраза или констатация неизбежного факта?

– С одной стороны, мир всегда меняется и потому никогда не будет прежним. А с другой стороны, как говорит премудрый Соломон, уж столько всего в этом мире происходило, что нового под солнцем ну ничего нет. Все было. Просто на нашей памяти такое происходит впервые.

Мы сравниваем с тем, что было вчера. И не каждый человек умеет сравнить с тем, что может быть завтра. Мы плачем о том, что уже потеряли. И не ценим того, что имеем сегодня. Это касается многого, в том числе и церковной жизни.

Мы за последние годы привыкли к возможности быть в храме. Люди, пережившие гонения, с огромной радостью воспринимали, что в 90-е годы стало возможным свободно ходить на службу, что в наших селах и городах стали восстанавливать храмы. Помню бабушек в период своей церковной юности. Они все время и за все Бога благодарили. А современный человек менее благодарен, привык. Мы привыкли, что храм – это данность, оценить которую можно только потеряв. Нужно беречь, нужно ценить то, что есть.

– А насколько не будет уже прежней церковная жизнь? Может ли вообще меняться Церковь?

– Церковь как Богочеловеческий организм, конечно, не меняется, врата ада не одолеют ее. Но Церковь земная – собрание ныне живущих людей, конечно, меняется. Все радости и горести этого общества тоже привносятся в церковную жизнь. Ведь в нее приходят люди, воспитанные в современном обществе, принося, в том числе, и страсти, и болезни.

– Нарисуйте, пожалуйста, идеальную для Вас модель изменений приходской жизни.

– Для этого нужно сначала нарисовать картину, как это было до изменений. Сделать это очень непросто, потому что в Церкви приходы все очень разные. Например, в Москве приходы отличаются друг от друга. И тем более они отличаются от приходов провинциальных. Разные люди, разные возможности. Также разные у нас монастыри.

Но если говорить в общем, то следует отметить, что мы прошли за последние десятилетия большой путь от того, что было, когда Церковь получила свободу. Ведь к концу 80-х и храмов было мало, и священников, и духовных школ. За последнее время Церковь, конечно, сильно развилась, по крайней мере внешне. Такого благолепия наши храмы и монастыри не знали никогда.

Мы строили, развивали, проповедовали, и нельзя сказать, что зря. Но может быть, что-то и упустили в это спокойное время благоденствия. Как студент, которому дается время семестра, чтобы спокойно подойти к экзаменам. Но все ведь знают, как живут студенты от сессии до сессии…

Вот и в церковной жизни нам было дано время для спокойного развития приходов, и что-то мы сделать не успели. Мне кажется, нам стоило бы активнее развивать приходские общины, и это задача не только для архиереев и священников, но и самих прихожан. Ведь все проблемы сообща решать намного легче, чем в одиночку.

Поэтому нам нужно будет обратить особое внимание на развитие и укрепление наших общин, на внутреннюю миссию. Внешняя миссия нужна и важна, но нельзя забывать о тех людях, которые уже пришли в храм и от которых уже есть отдача.

Продолжение следует ...

Беседовала Марина Шмелева

Поделиться в: