По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Исповедник православного пути

Он просиял в Белорусской земле в подвиге борьбы за Православие в XVII веке. Тогда в ее юго-западных областях, входивших в состав Польши, была насильственно введена уния. По мнению правительства, единство с католиками сулило Церкви и народу великие блага. А на деле – расстроило государство и явилось источником бесчисленных беспорядков и кровопролития.

На пути к подвигу

Святой Афанасий Брестский был выходцем из верующей семьи, учился в Виленской братской школе, по окончании которой стал педагогом. В молодые годы был учителем в польских домах. Его, зарекомендовавшего себя благонравием и педагогическим талантом, пригласил на службу Лев Сапега, канцлер Литовского княжества.

Гетман поручил ему воспитание некоего «русского царевича Дмитровича», якобы внука Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого выступало несколько самозванцев. Семь лет служил Афанасий «инспектором» лжецаревича, приходя постепенно к пониманию, что этот «и сам о себе не знающий, что он такое», является очередным самозванцем. Став невольным соучастником политической интриги против государя Михаила Федоровича Романова, будущий святой оставил двор канцлера и ушел в Виленский Свято-Духов монастырь, где принял постриг, а позже и священный сан.

Затем его поставили наместником в Дубойнский монастырь под Пинском, где и провел в заботах о братии, постах и молитвах три года. Обитель в те времена служила оплотом просвещения – содержала книгопечатню и школу, что не могло не раздражать католиков. По распоряжению канцлера Радзивилла иноков изгнали из монастыря, а игумена предали в руки иезуитов. Тогда подвижник во время молитвы удостоился чудесного знамения, утвердившего его, что враги Православия будут наказаны за свои неправды.

Некоторое время святой подвизался в Купятицком монастыре, который славился чудотворным образом Божией Матери. На долю праведника выпало послушание собирать средства на постройку нового храма взамен обветшавшего. Однажды во время молитвы Царица Небесная Сама укрепила Своего послушника, явившись ему со словами: «Царь Московский устроит Мне церковь, иди к нему».

Взяв список чудотворного Купятицкого образа (изображение лика Богоматери в кресте), он отправился в Москву. Ласково принятый царем Алексеем Михайловичем, он поднес икону Богоматери и вручил письменную жалобу, в которой описал, как «жители русские вопиют, что дети их живут без крещения, взрослые без брачного благословения, больные умирают без исповеди и Причастия, умершие похороняются ночью скрытно». Получив щедрые дары от царя и бояр, игумен возвратился в Купятичи.

Жизнь исповедника

Вскоре святой перебрался в Брест, где с ревностью исповедника взялся за обличение униатской ереси. Десять лет он неустанно говорил с амвона о необходимости сохранить православную веру на захваченных Польшей белорусских землях. Он писал памфлеты и полемические заметки, призывал поляков прекратить духовное насилие над православными белорусами, раз подавал прошение королю. Так многих жителей Бреста и окрестностей возвратил в Православие.

Однажды по повелению Матери Божией святой Афанасий отправился в Варшаву, где явился в Сенаторскую Избу. Перед королем и сенаторами он произнес речь, в которой жаловался на притеснения от униатов, и грозил им гневом Божьим, если уния не будет уничтожена. Исповедника заключили в тюрьму. Но ревностный защитник принимает вид юродивого и, убежав только в мантии и клобуке, бегает по улицам и костелам Варшавы, взывая громким: «Горе отщепенцам и неверным!». За это его лишают игуменства и священного сана. Для утверждения этого постановления его отправляют на суд к митрополиту Петру Могиле в Киев. Владыка не признал игумена виновным, восстановил в священстве и отпустил в Брест.

Но и там латинское духовенство подвергало его и паству обидам, издеваясь над святынями, врываясь в храмы и прерывая богослужения, отнимая у церквей имущество, предавая грабежу православных. Святой отправился в Краков к фундатору монастыря, Новогрудскому воеводе Сапеге, но получил лишь насмешливый совет искать справедливости у латинян и униатов.

Тогда же в Краков прибыли послы московского царя для расследования о личности самозванца, выдаваемого поляками за сына Лжедмитрия и выдвигаемого ими претендовать на Московский престол. Игумен Афанасий открыл послам, что самозванец простой шляхтич. За обличение тайны иезуиты заключили его в варшавскую тюрьму. Там он вновь услышал голос Богоматери, повелевающей защищать угнетаемых.

Король был готов отпустить святого, но иезуиты вернули его в Краков, где постоянно избивали и морили голодом. После освобождения оттуда по настоянию московских послов ему удалось вернуться в Брест и восстановиться в должности игумена Симеоновского монастыря. Здесь он составил свой «Диариуш» (дневник), в котором описал свою многострадальную жизнь в борьбе с иезуитами и униатами.

«От сказанного не отрекусь»

Польские власти больше не могли придраться к чему-либо в богоугодной жизни подвижника, чтобы законным образом отстранить его от управления монастырем. Да и лишить его заслуженного авторитета среди простых белорусов поляки были не в силах. Захватчики силой вывезли игумена в село Гершановичи под Брестом.

Всю ночь на 18 сентября его пытали каленым железом, вынуждая отречься от Православия и признать «единственно правильной» Католическую церковь и объединение с ней. Периодически палачи не выдерживали и просили во время пыток прощения и благословения у подвижника.

Под конец пыточная команда умерила требования: «Просто обещай больше не говорить ничего против унии! А от прежних своих слов отрекись!» – умоляли несгибаемого монаха поляки. На что преподобномученик ответил: «Что я сказал, то я сказал, и с тем умираю». После палач попросил прощения у игумена, приставил мушкет к его голове и выстрелил. Обе пули прошли по касательной. Окровавленного мученика закопали живьем.

Тело преподобного пролежало в могиле восемь месяцев, пока в мае следующего года какой-то мальчик не указал братии Брестского Симеонова монастыря место захоронения любимого игумена. Святого Афанасия с почестями перезахоронили в главном храме монастыря в честь преподобного Симеона Столпника.

2 августа по новому стилю 1666 года, когда игумена Афанасия чтили в народе и среди духовенства Белой Руси как святого, его мощи открыли для всеобщего поклонения, чтобы каждый верующий мог к ним приложиться. Сегодня частицы мощей угодника Божия есть в Свято-Симеоновском соборе, Афанасьевском и Свято-Николаевском храмах Бреста.

 

Поделиться в: