По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Апофатический патриотизм, или Как не надо Родину любить

Попадая ежегодно на мероприятия с темой «Патриотическое воспитание подрастающего поколения», я ловлю себя на мысли, что чем больше об этом говорим, тем дальше уходим от любви и Родины в сторону войны и армии. Если вам близка эта мысль, если в вашем сердце не вспыхивает любовь к Отечеству по требовательному щелчку – педагога, диктора, родителя – порассуждаем об этом вместе.

Поговорим о любви

У любви, как у пташки, крылья,

Ее нельзя никак поймать.

Тщетны были бы все усилья,

Но крыльев ей нам не связать.

Все напрасно – мольбы и слезы,

И красноречье, и томный вид,

Безответная на угрозы,

Куда ей вздумалось – летит.

Да, я именно об этом. О том, как безнадежны слова: «Ты должен (или должна) любить Родину, сержанта Хозе, папу, кашу, школу, домашнее хозяйство, классическую музыку» (ненужное зачеркнуть). Потому что любовь – это прежде всего эмоция. А эмоция возникает без нашего произволения. Но об этом так легко забыть, воспитывая патриотов. Уж слишком несоразмерны величины объекта и субъекта.

Овсянка, сэр

Возьмем что попроще… кашу, например. Сознательный взрослый человек, в отличие от ребенка, может заставить себя ежедневно употреблять овсянку, зная, что она полезна для здоровья и фигуры. Но назвать это любовью, конечно, нельзя, хотя волевое усилие сэра Генри вызывает у нас огромное уважение. И сочувствие.

Кашу можно, например, полюбить с голодухи. Или на резком контрасте – скармливаем ребенку ложку абхазской аджики, и он уже сам, с усердием и страстью, съедает несколько ложек каши, чтобы унять огонь во рту. Попробуем применить этот метод к воспитанию патриотов – и вот уже русский эмигрант грустит под балалайку, когда шумят канадские березы. Или некто, родившийся в СССР, или его внук пишет пост, как хорошо бы вернуть Родину времен Брежнева или Сталина. Но это, надеюсь, не наш метод!

Папа-алкоголик и другие имманентности

О любви к таким разным родителям… Казалось бы, что тут говорить, ведь родственная любовь – это, скорее, не «за то, что», а «вопреки тому, что». Хотя и такую имманентную любовь «вопреки» объекту нетрудно укокошить, например, повторяющимися пьяными безобразиями. Но если дети любят родителя-алкаша, то уж явно не за его пьянство. А за его, например, достойное прошлое… или из чувства благодарности… или за проблески его золотого характера среди кромешной мглы его безумия. И, конечно же, за призрачную надежду на его исправление при помощи нашей любви.

И воспитатели патриотов напоминают подопечным о славном нашем прошлом, в невзрачном настоящем стараются отыскать проблески добра, чтобы предъявить их воспитанникам под большой лупой. И рисуют перед ними впечатляющие картины светлого коммунистического будущего. Это наш метод патриотического воспитания?

Метод хорошо зарекомендовал себя в советском прошлом, но по причине весьма неясной картины светлого будущего становится тоже не нашим методом. Раньше впереди маячил коммунизм, а теперь… апокалипсис и Царство Небесное? Но туда идут какими-то другими, не патриотическими путями.

За что нас, русских, любить?

Согласитесь, нелегко ответить на этот вопрос. Есть клише типа «последний оплот Православия», «удел Богородицы», но в свете сказанного не это становится аргументом для большей части народа, подзаработать и отдохнуть предпочитающего все-таки на стороне.

Тот, кто любит мать, уважает ее и заботится о ней. Приносит лекарства, если она больна. Советуется с врачами и нанимает сиделок, если она, не дай Бог, выживает из ума. Прилюдно же кричать в этой ситуации, что мать – это святое, будет лишь сомнительная родня, пришедшая у нее что-нибудь стибрить под шумок.

За что нам любить себя и свою Родину, я сейчас уже не могу сказать. Возможно, за тот потенциал, благодаря которому русские долго запрягают и быстро едут. За то, что в короткий срок одним прыжком они преодолевают громадные расстояния, где другие народы проходили веками?

Узнать и полюбить

Как полюбить музыку? Есть две категории «нелюбителей» музыки. Первая – те, кто музыки вовсе не знает. Вторые – те, кто окончил музыкальную школу, где их так усердно учили, что они теперь под страхом смерти не подойдут к инструменту, а при первых симфонических аккордах у них возникает рвотный рефлекс и боль в пояснице.

С первыми все ясно: если их педагог искренне любит музыку и детей, если он способен живо рассказать о том, что его радует и волнует, и если он способен вовремя наступить на горло собственной песне, дав волю подопечным, – дело будет сделано.

И другого человека можно полюбить, узнав его получше. И новое ремесло. И домашнее хозяйство. И народ.

Только с бедными выпускниками музыкальной школы не знаю, что делать, тут намного сложнее, тут потребуются реанимационные меры.

Лекарство против морщин

Подвиги пионеров-героев были настолько патетической темой, что у нас до последнего времени не возникало даже вопросов о качестве державы, принимающей кровавые жертвы от малых детей. Не возникало вопросов, можно ли отправлять детей убивать. Можно ли посылать их на смерть. Честные вопросы к себе: «Могла бы я на их месте?» – не давали мне заметить очевидного: у матери-отчизны почему-то не хватило взрослых, чтобы защитить этих детей. Как партизанские командиры, давшие им в руки оружие, могли жить после их смерти?

Хотя, к чести этого народа, я помню и лозунги «Мы за мир!», «Нет войне!» «Миру – мир!» в букварях и на демонстрациях и просто на свободных стенах домов, где могла бы находиться ваша реклама.

И сейчас всех, надевающих крошечную гимнастерку на милого карапуза, призываю задуматься, где этот ангел и где война – грязное и жестокое занятие за гранью человечности.

«Мы» или «Не мы»

Отвяжите уже патриотическое чувство от войны! Освободите любовь от насилия! Война – величайшее горе, худшее, что случается со страной и гражданином, и нельзя, уповая на несчастье, видеть в нем единственный фактор, пробуждающий потенциал русского человека.

Лучшие качества человека, его величие должны пробуждать труд, любовь, творчество, но никак не война. Даже та, в которой наши предки так триумфально победили. Перестанем наконец гордиться! Это отнимает много времени и сил, не давая ничего взамен. Настал час конструктивного стыда за свою страну.

Не мы победили в войне. Не мы написали «Лебединое озеро», «Войну и мир», «Преступление и наказание». Не мы построили Петербург на болотах и храм Василия Блаженного, изумляющие иностранцев.

Но именно мы знаем «наше все» – Пушкина – исключительно в пределах школьной программы! Не возражайте! А просто немедленно прочтите любимое стихотворение вне школьной программы.

Именно мы, имея в активе Рахманинова и Чайковского, включаем своим музыкальным фоном самую низкопробную попсу. И именно мы загаживаем собственные подъезды, города и мусорим в русском лесу. И именно мы столь бездарно распоряжаемся своим наследством.

А как бы просто было вместо ежегодного СПАСИБА «…деду за Победу» подарить этому деду (и своим детям!) ежедневные прогулки в парке, озеленить его двор, создать оранжерею в его подъезде! Быть с ним не только накануне Дня Победы. И делать это от всего сердца.

А вместо лозунга «Можем повторить!» и «На Берлин!» повоевать на тему «Ты не патриот, если гадишь в подъезде!», «Оставил после шашлыков мусор в лесу? Ты враг Отечества!» – и все исправить своими силами.

И что нам делать?

А теперь нам следует поставить задачи в соответствии с законами природы и общества. Есть безусловный закон педагогики: дети любят и ненавидят то, что любят и ненавидят в их семье. В семье формируются и вкусы, и образ жизни.

Есть и еще один закон: Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6, 21). И решение нашего вопроса, видимо, в том, чтобы воспринять свою страну как свое сокровище, клад, спрятанный на своей территории, который ты готов защищать до последней капли крови. И ради которого ты готов жить – по-настоящему и всерьез.

 

Ирина Струкачева
Поделиться в: