По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Детские книжки и исторический контекст. Заметки о детском чтении

Когда мне было пять лет, папа читал мне «Мою первую русскую историю» Николая Головина. Было интересно, но не все понятно. Запоминались отдельные яркие моменты: смерть князя Игоря, месть княгини Ольги древлянам, история Бориса и Глеба. Папа читал и временами внимательно сбоку на меня поглядывал. Теперь я понимаю, почему. Теперь и я делаю так же: проверяю, слушает ли ребенок, удерживается ли его внимание – или уже все, уплыло, растворилось, и нужно прерваться, поговорить, объяснить.

Шло время, я росла и уже сама читала книги – большие, объемные. Чаще всего рядом не было родителей, которые могли ответить на мои вопросы, да и интернета тогда не было. Поэтому многое усваивалось интуитивно. Например, читая «Трех мушкетеров», я догадывалась, что кардинал – какой-то высший духовный чин, что они там во Франции христиане, но какие-то другие, не как мы. Мне тогда было 11 лет. Откуда я узнала это? Понятия не имею, но уверена, что не читала специальной литературы по этому поводу, не искала нужную статью в энциклопедиях. Интуиция? Да, но у нее была основа. То самое чтение с папой, внимательно поглядывавшим на меня.

И вот я уже выросла, уже сама мама. И я читаю старшей дочке «Принца и нищего» Марка Твена. Ей интересно, она переживает за героев. Она получает сейчас бесценный опыт понимания, что мир сложен и неоднозначен. Неужели милосердие может быть разным? Как можно считать себя хорошим, будучи подлецом и лицемером? В чем разница между местью и возмездием? Можно ли стать предателем, если об этом знают только ты и твоя совесть, голос Божий внутри тебя? И как невероятно сложно, стыдно и страшно бывает этим предателем не стать!

Но в романе Марка Твена есть не только увлекательный сюжет и глубокая моральная составляющая. Для современного ребенка это настоящее погружение: глубокое, сквозь толщу веков, туда, где одевались, ели, играли, дрались, правили, убивали, молились по-другому. Настоящий исторический дайвинг.

Королевский двор

Детям читают сказки – и это правильно. В сказках есть цари и царевичи, короли и королевы, принцы и принцессы, калифы и султаны. Они могут быть добрыми и мудрыми, жадными и глупыми – в общем, разными. Но, рассказывая о человеческих пороках и добродетелях, сказки мало сообщают ребенку о реальной монархии, о том, что значит быть королем.

Я помню, как в 15 лет впервые посмотрела фильм «Римские каникулы» с Одри Хепберн. Для меня это был шок: вдруг понять, что принцесса – это, в первую очередь, обязанности и ограничения. Нет, я знала это, конечно, потому что читала книги, но в этот момент как будто шторка отдернулась. Жалко стало принцессу, которая себе не принадлежит.

В романе «Принц и нищий» Марк Твен обстоятельно и подробно рассказывает нам о том, что значит быть королем и принцем. Мы видим золотую клетку, в которой живет Эдуард. Видим длинные, тягучие, неимоверно скучные приемы. Церемонии, смысл которых растворился в веках, но сами они живут. А самое главное – видим ответственность, которую не переложить ни на кого. Она только твоя, до самого конца. И все ошибки будут твоими, и ни с одним лордом и пэром ты их не разделишь.

Одновременно с этим мы видим королевский двор – всю эту огромную отлаженную машину, которая, однако, перемолола немало жизней. Вокруг принца плетутся интриги, летят чьи-то головы, кого-то возвеличивают и низводят, тратят казну и проводят церемонии со строжайшим протоколом. Рассказывая об этом, Марк Твен цитирует исторические документы. Кто за кем идет, кто что несет, кто во что одет – все это имело смысл, о чем и узнает читатель.

Честно говоря, моей восьмилетней читательнице было понятно далеко не все. И дело тут не в фактах и сложных названиях. До нее не доходила суть: зачем? Зачем так, если можно проще? Зачем мальчик для порки? Зачем чулки принца передаются лорд-канцлеру? Зачем пробовать еду из тарелки короля? Зачем так долго и упорно разыскивать большую государственную печать? И что еще за возглас, звеневший над Лондоном: «Король умер, да здравствует король!»

Мы говорили обо всем этом. Вернее, говорила я, показывала картинки в интернете. А дочка слушала и думала напряженно. Ей пришлось нелегко: нужно было встать на место человека с мировоззрением XVI века и постараться его понять. Мыслить как он, исходить из его логики.

Королевство нищих

Когда ребенок маленький, ему не просто важно – жизненно необходимо, чтобы мир вокруг был понятным. Волк злой, а зайчик добрый, медведь глупый, а мужик умный, Золушка прекрасная и добрая, а ее сводные сестры – некрасивые и злые. Но проходит время, малыш взрослеет, и картина мира усложняется: словно на фотопленке, постепенно проявляются герои, обстоятельства, которых раньше видно не было. В глазах рябит, и сложно разобрать, кто здесь кто.

Хорошая литература одновременно помогает разобраться в этом и усложняет восприятие мира. Вряд ли мы будет воспринимать людей так же однозначно, как в 5 лет: мы знаем, что в каждом есть и хорошее, и дурное. Но вот парадокс: усложняя картину мира, литература учит нас отсеивать дурное, пустое, лживое и видеть истину даже сквозь грязь.

Так и принц Эдуард: сначала весь бедный люд вокруг сливался в одно досадное препятствие, а потом в этой массе грязных, голодных, безнравственных и покалеченных людей он начал видеть тех, кому требуется помощь и сочувствие.

Но откуда они все взялись? Почему бродят по дорогам Англии? За что покалечены? Почему боятся казни? Все эти вопросы мы обсуждали с дочкой.

Одни вопросы тянули за собой другие. Я говорила о войне Алой и Белой розы, о том, как много судеб она покалечила. О сожженных деревнях и вытоптанных полях, о погибшем хлебе и голоде. И вдруг мы разобрались, что разбойники – это далеко не всегда кровожадный Бармалей. Иногда это отчаявшийся человек, который лишился всего. Например, бывший фермер, у которого отняли землю.

Почему отняли землю? За что? Там мы дошли до темы огораживания земель: феодалы хотели больше пастбищ, поэтому сгоняли крестьян с их земель, огораживали их, сдавали внаем. А несчастные крестьяне нищали и шли побираться. Там их поджидала беда похуже – жестокие наказания за бродяжничество, а потом и виселица. Именно такие люди окружали принца Эдуарда в его странствованиях.

Читая и разбирая эти главы, мы с дочкой усвоили еще один важный урок: все имеет причины и следствия. История – непрерывная цепь событий. Важно увидеть, где и как сцепляются эти звенья. Так художественное произведение с детства учит понимать историю, разбирая, где же начало у этого клубка событий.

Вопросы религиозные

Вопросы религиозные – самые сложные. XVI век, о котором пишет Марк Твен, – это и теснимый официальной властью католицизм, и становление англиканства (королю была необходима независимость от Рима), и всевозможные секты. Как это все понять, если тебе 8 лет?

Я старалась не усложнять. Говорила о том, что в Англии тоже верят во Христа, но не так, как мы. В догматические тонкости не углублялась. Рассказала про Папу Римского, про то, что многие не хотели его власти, в том числе и английский король. И тогда становилась понятно, почему так ненавидит сына Генриха XVIII сумасшедший отшельник, почему желает его убить. У него отняли все: его обитель, братьев-монахов, веру, сделали изгоем, преступником. Он мстил.

Мы говорили о мести. О ненависти. О том, как это соотносится с учением Христа. Мы не делали выводов, кто прав и виноват, просто жалели людей. Этому тоже учит понимание исторического контекста.

Костры инквизиции и прочие ужасы

«Принц и нищий» – книга, в которой много жестокости. Да, у Марка Твена легкий чудесный слог, а перевод Чуковских великолепен. Но были моменты, которые я опускала: например, описание сожжения баптисток на костре.

Это один из самых болезненных вопросов, связанных с детским чтением. Зачем жестокость? Разве нельзя без нее? Это же дети! Им нужно говорить о добре, мире и красоте. Конечно, нужно. Только есть одна закономерность: доброта и красота ярче проявляются на контрастном фоне. Причем важно, чтобы контраст этот не был механическим, а герои – вымученными и искусственными. Историческая почва дает для этого много материала. Вот они, люди XVI века – живут в таких условиях, которые нам и не снились. За попытку вернуть свой титул и замок сидят в колодках. Горят на кострах. Идут на виселицу. Кажется, это ад. Но и в этом земном аду находится немало тех, кто заступается, протягивает руку, берет на себя вину и терпит плеточные удары за другого – более слабого, которого жалко.

Уроки истории – это не что-то отстраненное, далекое от жизни. Они как раз о жизни. Уроки истории не всегда проходят в школе. Можно просто читать интересную книжку, выяснять все непонятное, думать над поступками людей. Если так делать – история не покажется ребенку скучной. Важно просто иногда поглядывать на него искоса во время чтения, как делал когда-то мой мудрый папа.

 
Поделиться в: