По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Моя Пасха

Что приходит на ум и сердце, когда мы слышим подобное словосочетание? Воспоминания, впечатления, личные переживания… Конечно, делиться этим очень сложно, но наши собеседники согласились рассказать о самом сокровенном.

Иеромонах Спиридон (Савин), настоятель храма во имя святителя Спиридона Тримифунтского г. Покровска (Энгельса):

— Для меня Пасха — это всеобъемлющая радость, явственное ощущение обновления жизни, окружающего мира. Весь пост ты был на службах, и наконец наступает та самая трогательная минута — ночной крестный ход. В алтаре духовенство поет стихиру: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси». Сердце радуется — Пасха наступила.

В 2005 году на Светлой седмице я ходил в Свято-Троицкий собор г. Саратова на богослужения. И вот в один из праздничных дней мне предложили поучаствовать в крестном ходе, который по обыкновению совершался после Литургии, облачили в стихарь и дали нести крест. Я считал это исповедничеством, так как родные мое воцерковление не воспринимали всерьез, хоть и были верующими.

Мои бабушки не так много знали о Церкви и богослужении, но зато хранили и передавали традиции празднования православных праздников, на простых жизненных примерах учили евангельским заповедям и христианской нравственности. Мне же было важно ходить в храм, участвовать в Таинствах и жить жизнью Церкви. Примерно через год, тоже на Светлой седмице, я был дома и неожиданно почувствовал необъяснимую радость, вдохновение, в душе словно запел хор: «Воскресение Христово видевше…». Тогда мне стало ясно, что путь Церкви — верный, спасительный и благодатный.

Священник Алексий Талалаев, настоятель храма во имя святителя и чудотворца Николая п. Новопушкинское:

— В моем понимании Пасха — праздник тихой сердечной радости. Когда в храме перестают звучать умилительные и скорбные песнопения, богослужение приобретает торжественность, я понимаю не разумом, а сердцем, что свершилось важнейшее событие на земле. Вспоминаются слова из Псалтири о том, что Господь трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит (Ис. 42, 3), и хочется следовать каждому слову песнопения, простить всех обидчиков. Радость Воскресения Христова объемлет все.

К сожалению, мы не можем сохранить ее надолго. Мирские дела отвлекают нас. Святые отцы учат, что в унынии и отчаянии нужно вспоминать время, когда мы были наиболее близки к Богу. Эти воспоминания словно путеводная звезда или маяк помогут обрести прежнее благодатное состояние. Для меня таким маяком на пути к Богу является Пасха.

5325022d6ecd93006e07f891d83ee86d[1].jpgГоворят, что новоначальные христиане всю полноту веры и любви Божией познают в первую Пасху. У меня все было иначе. Глубину праздника я увидел на третий-четвертый год воцерковления. Возможно, потому что Великий пост проходил так, как ему подобает: с искушениями, скорбями, потерей близкого человека. Но именно это позволило почувствовать глубину и красоту праздника, момент, когда Господь воскрешает нас. На протяжении тринадцати лет церковной жизни я с любовью и волнением жду перехода от поста к Пасхе — нарастающее пение стихиры в алтаре: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити».

Если говорить о традициях празднования Пасхи в храме, настоятелем которого я являюсь, то скажу, что приход еще молодой, традиции пока не сложились, но, думаю, они обязательно появятся. Что касается семьи, то когда я еще был мирянином, после службы мы собирались вместе с родственниками и праздновали, общались. Сейчас собраться с близкими сложнее, но все равно мы стараемся это делать: приглашаем гостей, сами ходим в гости, навещаем тех, кто не смог прийти в храм на службу, чтобы с ними разделить пасхальную радость.

Священник Аркадий Махсумов, клирик Свято-Троицкого кафедрального собора г. Покровска:

— Когда речь идет о Пасхе, всегда вспоминаются события из детства: родители готовили праздничный стол, мама пекла куличи, бережно красила яйца, используя только лучшие натуральные продукты. Я с интересом наблюдал за происходящим и так и норовил схватить хоть одно яичко и съесть.

В 14 лет я оказался с другом на Пасхальном богослужении в маленьком сельском храме. Как сейчас понимаю, не случайно. Я увидел людей, которые молились и по традиции принесли на освящение пасхальную трапезу. Я впервые выстоял всю службу, толком не понимания ничего, но ощущая, что праздник не кончится, есть в нем что-то настоящее, сердечное. Наверное, это было прикосновение благодати Божией.

Первое сознательное празднование Пасхи было в зрелом возрасте, когда я понял, что нужно исправлять ошибки, искать смысл жизни, Бога и спасения. А больше всего мне запомнилась Пасха в Таджикистане, где я когда-то жил. Там ранняя весна. Природа подчеркивает церковное торжество буйством красок. Был удивительный контраст, потому что люди переживали зиму тяжело: не было ни газа, ни света. Казалось, что к весне они будут сломлены. Но наступала Пасха, люди шли в храм и выглядели так, будто заново родились: лица озарены горним светом, глаза излучали счастье, надежду. Пожилые радовались как дети. Люди молились за богослужением, лично переживая Воскресение Христово. Это была ночь открытий. Я увидел, почему христиане верят, в чем суть упования. Теперь я не представляю праздника вне храма.

В этом году я впервые встречаю Пасху в сане священника. Очень переживаю, что взгляд из алтаря сотрет великую тайну и радость события, но думаю все-таки, что так не будет. Ощущения стали ярче, ведь в пост пришлось потрудиться в совершенно ином качестве. Больше всего я жду момента, когда после крестного хода откроются врата храма, символизирующие отваленный от Гроба Господня камень, и произойдет кульминация всего церковного года: зазвучит стихира Пасхи, канон, Евангелие на разных языках и произойдет долгожданная встреча с Христом.

Алексей Викторович Лузган, пономарь Свято-Троицкого кафедрального собора г. Покровска:

— В течение поста мы духовно готовимся принять великий праздник. За Пасхальным богослужением мы видим, как духовенство переоблачается: черное облачение сменяется белым, а белое — красным. Мне кажется, подобное происходит и в душе человека — строгость поста плавно сменяется яркостью праздника Пасхи.

b3d9141e4e4159ff39550d8a014945c8[1].jpgМне всегда интересно наблюдать, как протекает подготовка к празднику у других прихожан. Люди приносят в храм на освящение куличи, яйца, и в это время можно увидеть необыкновенно живые лица, представителей разных национальностей и конфессий. Я часто встречал в храме на Пасху мусульман, католиков и даже неверующих. Судя по их словам и реакции, для них это не чужой праздник.

Поначалу Пасха, как и вообще православная вера, была для меня чем-то внутренне неизведанным. В детстве, помню, было тяжело стоять всю службу, но когда священники выходили поздравлять прихожан, восклицая: «Христос воскресе!», я забывал о времени и пространстве. Раскрыть для себя пасхальное богослужение я смог только благодаря соприкосновению с ним, служению в алтаре. Праздник приобрел особую торжественность, и то, что когда-то было неясным и далеким, стало по-настоящему моим. Вокруг твои близкие и родные люди, они тоже разделяют пасхальную радость, которую нужно постараться сохранить на протяжении всей жизни. А сделать это можно, только соблюдая евангельские заповеди.

Тамара Николаевна Кацуба, прихожанка Свято-Андреевского храма г. Маркса:

— Каждый год с Пасхой для меня начинается новая жизнь. Природа обновляется, обновляется и человек: появляются силы сделать то, что не смог сделать раньше, на что не хватало времени. Наступает такая радость, что хочется творить добро, всех любить, а самое главное — безмерно благодарить Бога за то, что Он есть, что Он наш Спаситель.

В нашей семье Пасху встречают дружно и весело. В пятницу и субботу мы готовим праздничные блюда. Гостей всегда много, так как семья большая — у нас шестеро детей, из них три дочери замужем, трое внуков, а мой муж вырос в семье, где было девять детей. Приезжают родные из Маркса, Энгельса, Саратова, Москвы, Сургута.

73e387af8724d71378ffb1dbd5bd0741[1].jpgКаждое празднование Пасхи уникально, но одно мне запомнилось особенно. Несколько лет назад в нашем храме кто-то пожертвовал большую сумму на покупку цветов для праздничной службы. И в пасхальную ночь храм предстал в несказанном великолепии, благоухание множества роз разливалось по всем его уголкам. Это воспоминание оживает каждый год в пасхальную ночь. К самым ярким и любимым моментам празднования могу отнести ночную службу, крестный ход, пение Пасхального канона преподобного Иоанна Дамаскина, приезд Владыки Пахомия на Светлой седмице, выступление ребят из воскресной школы с пасхальным концертом, перезвон на колокольне. В это время все наполняется светом, радостью и надеждой на спасение.

Ирина Ивановна Панкрева, прихожанка Свято-Троицкого храма с. Ивантеевка:

— Я люблю все церковные праздники, но Пасха — это ни с чем не сравнимое, светлое и радостное торжество. Раньше, когда в Ивантеевке не было прихода, я ездила на Пасху в Пугачев. В 2008 году я впервые прочувствовала этот великий праздник. Была долгая, необыкновенная служба: я плакала, а сердце ликовало. Я будто прикоснулась к чуду.

В нашем храме заведено, что в субботу Страстной седмицы мы приносим на освящение куличи, яйца, выпечку, исповедуемся и готовимся к ночной службе, после которой обычно поздравляем друг друга, делимся радостью, ведь все мы как родственники. Я тоже освящаю пасхальную трапезу, обязательно что-нибудь стараюсь передать батюшкам, родственникам, друзьям, знакомым и коллегам. Дома готовлю пасхальный обед для всей семьи, ведь мы очень ждем этот праздник. В понедельник Светлой седмицы я праздную Пасху на работе с коллегами — мы приносим угощение и поздравляем друг друга.

На богослужении я всегда жду переоблачения священников и Причастия, очень люблю, когда в храме читают послания Патриарха и нашего Владыки Пахомия, а после службы нас поздравляют наши батюшки.

 

Дарья Хохлова
Оставить комментарий
Поделиться в: