По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Построим храм вместе

Пожалуй, ни одна тема, касающаяся церковной жизни, не вызывает столько вопросов у людей, далеких от Церкви, и тех, у кого «Бог в душе», как строительство храмов. Определенная часть населения, причем искренне считающая себя православными людьми, начинает проявлять большую активность, высказывать самые различные претензии, часто совершенно необоснованные. И бывает трудно понять, сами ли они вышли на улицу или кто-то их организовал, настроил против строительства храма. Церковь считается с каждым: и с теми, кто ратует за строительство храма, и с теми, кому храм не нужен. Мы продолжаем начатую в предыдущем номере беседу с Епископом Пахомием о храмостроительстве в нашей епархии. 

– Владыка, не секрет, что строительство храмов часто тормозится из-за отсутствия средств. При этом епархия начинает новую стройку в соседнем районе. Есть ли в этом логика?

– Логика очень простая. Храмы строятся не из единого финансового центра и не единой мощной строительной корпорацией, и уж точно не за государственные деньги. Создается приход, находятся благотворители, на их добровольные пожертвования и ведется стройка. Где-то получается быстрее, а на другом приходе стройка может затянуться на годы. Какое-то время эта территория будет обнесена забором, будет вырыт котлован, будет работать строительная техника. Хочешь быстрее – помоги.

Это менеджеры торговых сетей все просчитывают до копейки, они точно знают, в каком месте и когда надо открывать магазин, чтобы получить прибыль. У наших батюшек даже шутка такая есть: если в селе открылся «Магнит», значит, село перспективное. Мы же строим храмы и в глухих селах, и в больницах, домах престарелых, интернатах, где ни о какой материальной выгоде даже речи не может быть. Это наш долг, чтобы любой человек, где бы он ни находился, мог найти отраду и утешение для своей души, мог пообщаться со священником, поучаствовать в богослужении. 

– Владыка, настоятелям будущих храмов порой приходится не раз встречаться с людьми, объяснять, какое значение будет иметь для них строящийся храм. Часто люди недоумевают: зачем православным столько храмов, если действующие полупустые?

– Мы считаем, что на 10 тысяч жителей должен быть хотя бы один храм. Но это средняя цифра. Есть поселки, в которых проживает всего 3-5 тысяч жителей, а вокруг на десятки километров ничего нет. Там должен быть храм? Должен.

До революции Покровск был значительно меньше, даже не город, а слобода, но в ней было шесть больших храмов, и на каждый приходилось 3 тысячи жителей. Кто-то скажет, что тогда все были верующими, но и сегодня у нас практически все население – это люди православные, крещеные.

Часто можно услышать: я в храм заходил, там никого нет. А ты зайди в театр в 10 утра – там тоже никого не найдешь. А вечером театр наполнится людьми, в выходной день вообще не найдешь свободного места. Как же можно говорить о храме, что он не нужен, потому что в дневное время пустует? Чтобы понять, наполняется храм или нет, надо приходить во время службы, в воскресные или праздничные дни. Я уже не говорю про Рождество или Пасху, когда храмы не вмещают всех верующих.

К примеру, временный храм во имя святителя Спиридона Тримифунтского в Покровске уже не вмещает всех верующих. Храм в честь Воскресения Христова на Воскресенском кладбище тоже слишком мал. Его перепроектировали, сейчас идет реконструкция, храм обновится и, главное, будет значительно расширен. Все это делается на средства прихожан. Если мы вместе будем трудиться, у нас все храмы будут красивые, с ухоженными территориями, детскими площадками, лавочками, цветниками. 

– Владыка, храмы чаще всего строятся в зеленых зонах, скверах, и кого-то это не устраивает. Вспомните историю сквера возле Троицкого собора в Саратове. Это была помойка в центре города, где обитали бомжи. Сейчас этот великолепный сквер, в котором с удовольствием гуляют саратовцы, – украшение города. А ведь когда территорию, где шло строительство, обносили забором, многие тоже протестовали.

– Нас называли лесорубами в рясах, клеймили за уничтожение старых деревьев. Прошло время – стало понятно, что от той реконструкции, которую мы провели в сквере, выиграл и исторический Троицкий собор, и город. Сейчас в больших городах все пространство занято, и если коммерческие структуры, захватывая лучшие участки, кого-то выселяют, выдворяют, не считаясь с интересами людей, то Церковь так поступать не может. Поэтому храмы строятся на пустырях, иногда в скверах, но мы всегда учитываем интересы людей, и я не вижу здесь проблемы.

Мало кто знает, что Детский парк в Саратове когда-то принадлежал храму во имя равноапостольного великого князя Владимира, построенного в 1888 году к празднованию 900-летней годовщины Крещения Руси на пожертвования жителей Саратова всех сословий. Это был большой красивый храм с тремя престолами, приход составлял около двух тысяч человек, рядом была построена приходская школа, дома для священнослужителей и разбит парк. В 1930 году собор уничтожили, на его месте построили стадион, парк стал Детским. В 90-е сюда хлынули бизнесмены, и началось бурное строительство коммерческих структур.

Позже в уголке парка было отведено малюсенькое место, чтобы Церковь могла там построить маленький храм во имя князя Владимира. Но и за этот небольшой участок развернулась нешуточная борьба. Вы не представляете, какой поднялся шум. Церковь отнимает у детей парк! Кто-то усиленно подогревал людей, но храм был построен. Сейчас на этом месте всегда порядок, чистота и гуляют мамы с детьми.

У многих людей появляется протестное настроение не от негативного отношения к Церкви, а от недостатка информации или устоявшихся в головах штампов. В сознании многих людей Церковь и государство – это одно и то же. И когда разговор заводишь о строительстве храма в каком-нибудь маленьком поселке, где нет комфортной среды для проживания, люди начинают возмущаться и требуют построить им лучше школу или детский сад. Но Церковь не строит школ, а государство не строит храмы.

У нас в одном селе возник спор из-за аварийного здания, практически развалившегося, которое должны были передать в ведение Покровской епархии для создания здесь прихода. Мы приехали в село с руководством района, чтобы объяснить жителям села, что мы собираемся здесь делать. Несколько женщин встретили нас очень воинственно, они ничего не хотели слушать, негодовали, кричали, что в этом доме намерены открыть музей. Я объяснил, что если его передадут Церкви, мы этот дом отремонтируем и часть здания отдадим под музей села. Но женщины стояли намертво: не отдадим! Мы нашли другое помещение в этом же селе, нашли благотворителя, который выкупил его для епархии. А то здание, за которое так отчаянно боролись люди, кстати, принадлежавшее раньше Церкви, благополучно развалилось.

Я в таких случаях всегда вспоминаю Эфесский мятеж, описанный в Деяниях апостолов, в котором оказался апостол Павел. Народ, подогретый идолопоклонниками, собрался на площади и три часа кричал: «Велика Артемида Эфесская!» И как замечает евангелист Лука, народ кричал, шумел, «кидал пыль на воздух», но большинство собравшихся даже не знали, зачем собрались. Блаженный Феофилакт Болгарский так толкует этот эпизод: «Таково уже свойство толпы: она устремляется туда или сюда безотчетно, подобно огню, брошенному в лес». Свою энергию все-таки лучше направлять в доброе русло и тратить на созидание.

Ольга Стрелкова
Оставить комментарий
Поделиться в: