По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Ровесник Победы

Настоятель храма во имя пророка Божия Илии с. Шумейка иеромонах Виссарион (Самусев) 14 июня отметил 75-летний юбилей. Ровеснику Великой Победы, бывшему кадровому офицеру, прослужившему в войсках ПВО более 30 лет, воевавшему во Вьетнаме и Республике Йемен, 23 июня вручили юбилейную медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне». Отец Виссарион – самый почтенный по возрасту священник в нашей Покровской епархии, но дело не в прожитых годах, а в том, «какое у тебя сердце и каков настрой. Бывших военных, как мне кажется, не бывает».

Так написал о батюшке в день его рождения на своей странице «ВКонтакте» Епископ Покровский и Николаевский Пахомий. В доказательство Владыка поведал забавную, но очень характерную зарисовку из жизни монаха-воина. Решая земельную проблему для своего храма, отец Виссарион вступил в конфликт с соседом по храмовому участку, как оказалось, тоже бывшим воякой. И когда тот, разбушевавшись, крикнул, что он капитан в отставке, то «неожиданно услышал в ответ: „Смирно! Я подполковник в отставке, не забывайся, когда со старшим по званию разговариваешь”. Сосед был поражен. После этого случая он кардинально поменял отношение и к батюшке, и к храму».

Прочитав трогательный рассказ Владыки о сельском батюшке, мы заинтересовались его необычной судьбой и побывали у отца Виссариона на приходе. Идеальный порядок, ухоженная, утопающая в зелени и цветах храмовая территория и сам храм – уютный, красивый, с редкими иконами – безусловная заслуга пастыря и его дружного прихода. В 2013 году в селе Шумейка началась реконструкция бывшего фельдшерского пункта под храм, а уже через год стараниями прихожан и их боевого пастыря была совершена первая Божественная литургия в храме во имя Пророка Божия Илии.

В день нашего приезда прихожане проводили очередной субботник: пололи, поливали, сажали, косили траву, все были заняты работой. Батюшка оказался на карантине, он временно не служит, но жизнь приходская продолжается и в его отсутствии, и мы обязательно расскажем о ней в ближайшем номере нашей газеты. А сегодня наш рассказ об отце Виссарионе (Самусеве).

Будущий священник рос в обычной советской атеистической семье, где слово «Бог» никогда не произносили. В родном городе Житомире было радиотехническое военное училище войск ПВО, куда и поступало большинство выпускников школ. Окончив позднее Военную командную академию ПВО, он честно служил своей стране, о чем свидетельствуют боевые награды, преподавал, обучал военному делу иностранных специалистов.

Демобилизовавшись и оказавшись в Покровске (Энгельсе), из интереса стал захаживать в храм. Почему вдруг военного человека потянуло в храм, ведь он не был даже крещеным? Что должно было «щелкнуть» в сознании, чтобы так резко поменять привычный образ жизни и стать другим человеком, а потом и монахом? Вот как сам отец Виссарион вспоминает о том времени и о себе.

– Я с детства очень любил читать и читал все подряд. В наше время никакой духовной литературы в стране не издавали, но в атеистических книгах можно было найти цитаты из Библии. Так о создании мира и о Боге я впервые узнал из научно-популярных книг польского писателя Зенона Косидовского. Его книги издавались огромными тиражами и были очень популярны у советских читателей. Это был настоящий пасквиль на Церковь, но они содержали подробный пересказ текста Ветхого и Нового Заветов и в те времена многим верующим заменяли Библию.

Крестился я, когда вышел в отставку, и мне было уже за пятьдесят. После крещения стал часто посещать богослужения, хотя мало что понимал, постоянно надоедал священникам, задавая им разные вопросы, и жадно читал церковную литературу.

Когда дошел до Евангелия, до Нагорной проповеди Христа, не мог сдержать слез, был просто ошеломлен. Хотелось выбежать на улицу и у каждого прохожего спрашивать: «Ты ЭТО читал? Нет? Немедленно прочитай, поймешь, как надо жить!» Такое у меня было состояние. Хорошо, что не выскочил, а то бы меня в сумасшедший дом отправили. Но как можно читать Нагорную проповедь и остаться равнодушным?

– Батюшка, а жить по ней возможно?

– Человеку невозможно, Богу все возможно, – так говорит Господь. Мы живем в такое время, когда вне Церкви добра уже не остается. Каждую секунду, конечно, жить по Евангелию трудно, но всегда надо оставаться с Богом. К примеру, предстоит тебе разговор с каким-то человеком, и ты знаешь, что этот разговор будет для тебя тяжелым, возможно, окончится ссорой. Бери в помощь Бога, помолись, призови имя Божие и только тогда отправляйся на встречу. Когда с тобой Христос, ты не наговоришь лишнего, не обидишь своего собеседника, не оскорбишь его, потому что это невозможно, эти вещи не стыкуются. И так в любом деле.

Конечно, навык нужен для этого, и Священное Писание нужно правильно понимать. Что значит, например, любить врагов своих? Это не значит, что я должен обниматься с ними, но я могу не отвечать злом на зло, тогда оно не будет множиться. А если еще отвечать добром, то врага можно превратить в друга. Так и мой конфликт с соседом разрешился. Ссора возникла из-за участка земли, который ему не принадлежал, он был передан Церкви. Но когда сосед закусил удила и пошел напролом, пришлось его осадить. После этого я ему спокойно сказал: «Твои же односельчане сюда молиться ходят, может, и ты придешь». Молиться, правда, не пришел, но отношения у нас теперь другие, он и приходу стал помогать.

– Как Вы, военный человек, все-таки стали иеромонахом?

– Как-то во время крестного хода в Ильинском храме у меня спросили: «Понесешь икону?» Отвечаю: «Если доверяете, конечно, понесу!» И мне дают икону Божией Матери. К Богородице у меня трепетное отношение, и я был рад, что именно эту икону мне поручили нести.

А потом настоятель храма протоиерей Виктор Лузган – он уже знал, что я кадровый офицер, – предложил послужить в алтаре. В моем понятии те, кто находился в алтаре, – это небесные существа, и вдруг мне предлагают место рядом с ними. Меня ввели в алтарь, благословили облачиться в стихарь, так я и стал церковнослужителем.

Много лет я помогал отцу Виктору и хорошо изучил церковное богослужение. Вы не представляете, какая разница — находиться в храме или служить в алтаре. Это небо и земля! Ответственность огромная, не дай Бог, что-то сделаешь не так у Престола Божьего.

Однажды Владыка Пахомий поинтересовался у батюшки, кто я такой. Отец Виктор рассказал обо мне и отметил мое добросовестное отношение к службе. Вскоре после этого разговора Владыка совершенно неожиданно для меня предложил постричься в монахи. Я об этом даже мечтать не мог. Но, видимо, уже был готов к таким переменам, и в 2014 году принял монашеский постриг с именем Виссарион в честь преподобномученика Белогородского Виссариона.

В начале прошлого века возле горы Белой был монастырь, прозванный «Уральским Афоном», он славился особенно строгим уставом монашеской и богослужебной жизни. Но в 1918 году большевики добрались до Уральского Афона, его насельники стали жертвой красного террора. Монастырь был уничтожен, все монахи зверски замучены и убиты, но никто не отрекся от веры. В 2000 году они были причислены к лику святых. Среди тех, кто принял мученическую кончину, был иеродиакон Виссарион. Имя этого святого я и ношу.

В том же 2014 году, когда я принял постриг, Владыка рукоположил меня и направил служить в Шумейку. Одновременно я окормлял воинскую часть в Березовке, и здесь был своим среди своих, прекрасно мне там служилось, участвовал и в присягах, и в парадах. Но после болезни (в прошлом году перенес инсульт) Березовку пришлось оставить. Сейчас у меня только один приход – в Шумейке.

– Скажите, батюшка, Ваша жизнь сильно изменилась после пострига?

– Моя жизнь теперь мне не принадлежит. Я привык к дисциплине, но монашество, конечно, покруче армии. Если в армии я могу от чего-то отказаться, хотя это бывает редко и не касается приказов, то в монашестве обратного пути нет.

Владыка как-то спросил: «Как служится, отец Виссарион?» Я ответил: «С радостью!» На каждую службу иду как на праздник, подолгу готовлюсь к проповедям, и когда все удается – душа поет! Надо людям сказать такие слова, чтобы они вышли из храма с наполненным сердцем.

Все, что могу, стараюсь отдавать своему приходу. Приход у нас замечательный, я их всех люблю. Если не хватает на что-то средств, вкладываю из своей пенсии. Мне ничего не надо, а приход должен развиваться, и люди должны получать вовремя зарплату.

Так же, как я служил своей стране, теперь служу Богу и только об одном прошу, чтобы Он меня не оставил.

– Что бы Вы хотели еще сделать для своего прихода?

– Построить большой красивый каменный храм, какой был на том месте до революции. Благотворитель у нас есть, он помог выкупить участок под будущий храм, земля уже наша. Но согласится ли он строить храм, пока не знаю. Его зовут Андрей, я ему говорю: «Построим с тобой храм с приделом во имя Андрея Первозванного. Когда помрешь, будет у тебя место для захоронения». Кто от такого откажется? Если эта стройка Богу угодна, то обязательно построим. Сам я, наверное, уже не осилю это строительство. Но главное, есть цель, а кому исполнять – найдется.

 

 

Ольга Стрелкова
Поделиться в: