По благословению Епископа Покровского и Николаевского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Дом милосердия

В этом доме даже 8 Марта не поздравляют мам с праздником и не читают им стихи. Но дети, которые умеют говорить, говорят только о мамах и постоянно спрашивают, когда она придет или хотя бы позвонит. Но лишь к нескольким детям из ста мамы иногда приходят, остальные категорически отказываются видеть своих дочерей и сыновей, оставленных когда-то в родильном доме.

О трудных судьбах воспитанников Орловского детского дома-интерната для умственно отсталых детей Марксовского района нам рассказала заведующая отделением психолого-педагогической помощи, дефектолог Наталия Николаевна Лапшина.

– У нас живут дети-инвалиды с тяжелыми врожденными пороками и умственной отсталостью. Лишь 20 ребят могут адекватно воспринимать какую-то информацию, есть колясочники, есть дети лежачие, уход за ними полностью на наших сотрудниках. 16 детей кормятся через зонд – это самая тяжелая палата. Когда нашим воспитанникам исполняется 18 лет, мы передаем их во взрослые дома инвалидов, но до этого времени доживают не все. Я называю наш детский дом домом милосердия.

– Неужели никто никогда не брал больного ребенка в семью, родные родители не вспоминают о нем?

– Большинство мам, оставив детей с глубокой инвалидностью в родильном доме, были уверены, что их давно нет в живых. Узнав, что ребенок жив, реагируют по-разному. Двоих детей мамы, восстановившись в родительских правах, забрали домой. Кто-то изредка навещает своего ребенка, но чаще всего родители ничего не хотят знать о своих несчастных детях.

Один мальчик, которого родители решились взять домой, но вскоре вернули обратно, не выдержал тоски и через полгода умер. Дома он впервые узнал, что такое родительская ласка, и вдруг опять ее лишился. Маленький человек, привыкший к физическим страданиям, не выдержал страданий психологических.

Не все дети поступают к нам из роддома. Были случаи, когда родители ребенка-инвалида не могли обеспечить ему круглосуточный уход и отдавали к нам в интернат. Но, сняв с себя тяжелейший груз обязанностей, не могли жить спокойно и возвращали ребенка домой. Видимо, душа их маялась…

Конечно, мы не одни. Неравнодушных к проблемам инвалидов людей много. Они через социальные сети находят нам спонсоров, присылают детям подарки, устраивают прекрасные праздники. С их помощью мы приобретаем дорогостоящие препараты, оборудовали тренажерный зал, у детей есть все необходимое. Нет главного – материнской любви, которая может творить чудеса.

– Но ведь бывают случаи, когда даже больных детей берут в приемные семьи.

– Детский дом имеет свой сайт, на котором размещается информация о всех детях. За 13 лет моей работы только однажды девочку с диагнозом артогрипоз (врожденное косолапие) и задержкой в развитии взяли в многодетную приемную семью в Питер. Ей провели несколько сложных операций, и сейчас она нормально развивается, увлекается спортом, живописью. Мы следим за ее судьбой, постоянно переписываемся и очень радуемся за нашу Катю. Но это пока единственный случай. Часто сами воспитатели привязываются к детям, двое даже хотят усыновить ребят, взять в свою семью. Это, конечно, подвиг. Большинство наших сотрудников — люди верующие, у них милосердные души, все, что могут, они отдают детям.

– Наверное, без духовной поддержки невозможно постоянно видеть страдания маленького человека?

– Благочинный Андреевского округа протоиерей Валерий Генсицкий часто посещает нас, крестит лежащих детей. А тех, кто может ходить, возим в церковь села Подлесное. Батюшка проводит беседы с сотрудниками, приходит на церковные праздники.

Есть у нас мальчик Максим Гребенщиков, он полностью парализован, но его интеллект не поврежден. Отец Валерий принес мальчику икону, она у него всегда под подушкой. Максим просит, чтобы мы за него молились, и сам постоянно молится. Он верит, что горячая молитва поставит его на ноги.

Ольга Стрелкова
Оставить комментарий
Поделиться в: