По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Долгий путь к Богу

Как рождается в человеке вера? Почему один становится верующим, а другой нет, почему для кого-то путь к Богу начинается в детстве, а другой находит эту дорогу, став взрослым, зрелым человеком? Знакомство со священником Александром Ермошиным, настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница» в Анисовке, еще раз убедило в том, что ничто в нашей жизни не происходит случайно. Во всем узнается Промысел Божий, надо только научиться следовать ему.

Богу Богово

– Я всегда задумывался о мире, о том, почему все так премудро устроено. Размышлял и о том, почему мы грешим, совершаем зло, понимая, что это плохо. Ответы не находил, и когда мне было уже 33 года, впервые осознанно переступил порог храма. Это был Свято-Троицкий собор Саратова.

Замечательный батюшка протоиерей Геннадий Беляков, ныне покойный, сказал слова, которые я запомнил на всю жизнь и сам теперь часто повторяю их людям. «Если бы у меня была таблетка от твоих бед и проблем, я бы тебе ее сейчас дал. Но такой таблетки у меня нет. В Церкви есть таинства Исповеди и Причастия, приходи завтра».

Я пришел на первую в своей жизни исповедь и свалил с плеч тяжелый камень, из храма вышел счастливым человеком. Это и стало началом моего сознательного и долгого пути к Богу.

Работал я тогда монтажником-высотником, мы ездили по стране, строили высоковольтные линии. Теперь, возвращаясь из командировок, первым делом я спешил в храм на исповедь. Подолгу общался с настоятелем храма во имя великомученицы Екатерины в Новоузенске, где я тогда жил, священником Александром Миловановым. Через несколько лет я начал помогать ему в алтаре. Наверное, хотелось послужить Богу. Читал жития святых, эти книги меня вдохновляли.

Однажды отец Александр заговорил со мной о поступлении в духовную семинарию. Не могу сказать, что я этому обрадовался, но надо было принимать решение.

– Наверное, страшно было садиться за парту с молодыми ребятами?

– Я уже вступил на этот путь, когда оставил работу и полностью перешел служить в храм, значит, надо было идти дальше. В храме я стал завхозом, водителем, и все, что необходимо было делать, делал с радостью. Почему меня так притягивал храм – не знаю.

– Семья, наверное, была верующей.

– Из всех родных верующим был только дед, он был старостой сельского прихода в Чувашии. Как-то мы с отцом поехали к нему копать картошку. Несколько дней лил дождь, а в воскресенье наступила солнечная погода – самое время браться за работу. Мы за лопаты, а дед не пускает, и ко мне с упреком: «Ты же в церковь ходишь, в воскресенье надо быть в храме, а не на огороде!» Сам он уже не мог ходить в храм, сидел дома и читал Псалтирь. Я не знал, что делать, ходил кругами и ждал. В 11 часов дед встал: «Теперь пойдем». Спрашиваю – почему? «Потому что Литургия закончилась, можно копать». Этот случай я всегда вспоминаю, когда меня спрашивают, можно ли работать в воскресный или праздничный день. Я отвечаю: «Если в храм не ходите, поступайте, как хотите, а если вы христианин, то отдайте Богу Богово».

– Как Ваш уход из профессии и приход в Церковь восприняли близкие?

– Все отнеслись с пониманием, тем более что происходило мое воцерковление не быстро. Я начал регулярно ходить в храм, когда еще работал.

Как-то вызвал меня на откровенный разговор товарищ по работе, он был намного старше меня, знал моих родителей и относился ко мне по-отечески. Сели с ним в вагончике, это было во время командировки, и он участливо спросил: «Скажи, в какую ты попал секту, чем тебе помочь?» Отвечаю, что я человек крещеный и пришел в Православную Церковь. И тут начались традиционные вопросы: «Где ваш Бог? Почему люди умирают? Почему войны происходят?» Трудно мне было с ним вести спор, но я, хорошо зная его жизнь, напомнил о том, как однажды его грех, его страсть привели к беде. Зло не от Бога, мы сами вносим его в нашу жизнь. Он сказал мне без всякой злости: «Иди отсюда». Я и ушел. Отношения у нас остались дружескими.

Одно дело, одна молитва

– Когда Вы только начинали алтарничать, не предполагали, что впереди священство?

– Нет, конечно. Но общение с отцом Александром, частые с ним беседы, его проповеди тоже делали свое дело. В январе 2016 года епископ Покровский и Николаевский Пахомий рукоположил меня во диаконы, а в марте того же года – во иереи. Мне было уже 47 лет.

– Отец Александр, известно, что община в Анисовке отличается особой сплоченностью, это отмечает и наш владыка. Как Вы этого добились?

– Я ведь пришел не на пустое место, до меня здесь служили несколько настоятелей, община сложилась. В Анисовке никогда не было храма, но верующие люди, ратовавшие за церковь, всегда были. Мы вместе строили наш храм, из заброшенного здания рабочей столовой поднимали красивую церковь. Жители поселка шутят: «Раньше здесь была пища телесная, а теперь духовная».

Владыка о нас заботится: к престольному празднику подарил звонницу из кафедрального собора, сейчас строим для нее колокольню.

Когда я пришел на приход, его костяк уже сложился, вместе собирались, служили молебны. Когда началась реконструкция, люди все силы отдавали стройке, и сейчас они во славу Божию трудятся в храме. Если прихожанин что-то умеет, он приходит и говорит: «Батюшка, я могу делать это» – и делает.

Я полностью могу на них положиться. Мы действительно семья, и по-семейному после субботней и воскресной Литургии садимся за совместную трапезу. С моим приходом появилась новая традиция – перед утренней службой прихожане читают акафист Божией Матери перед иконой «Скоропослушница». И делают это с радостью, потому что большую помощь и заступничество мы получаем от Богородицы. Это и объединяет людей: общее дело, общая молитва, общая Чаша.

Радуют люди

– Отец Александр, по отношению к Вам прихожан видно, как они в Вас нуждаются, как любят, значит, есть за что.

– Что я должен ответить? Что я хороший? Я не хороший. Каждый священник награжден каким-то даром, притягивающим к нему людей. Приход – это живые люди, к каждому свой подход, и каждый хочет индивидуального к себе отношения. И надо находить правильные слова, уметь утешить человека. Вот перед вашим приходом у меня была супружеская пара, наши прихожане. У них сын погибает от пьянства. Это большое горе, вся надежда у них на Церковь. Конечно, им особенно сейчас нужна поддержка и совет пастыря.

– Какие слова здесь можно найти, чем утешить?

– Утешит Господь, они молятся за сына, просят Бога, святых. Их вера и желание помочь сыну такой крепкой силы, что Господь остроту их скорби снял. Они побывали в храме, помолились, заказали сорокоуст о здравии сына, мы поговорили, им стало легче. Господь каждого ведет, каждому напоминает о Себе, и уже от человека зависит, останется он с Богом или нет.

– Что Вас больше всего радует в Вашем служении?

– Радуют люди. Вот у нас завхоз Александр Васильевич Белобородый, пенсионер, в свободное время приходит и помогает храму. И всегда знает, что надо делать и как делать. Такого полезного человека Господь привел в храм, жена его Татьяна тоже храму помогает.

Постоянно в храме супруги Александр и Татьяна Раковы, они еще и на клиросе поют, Людмила Халилова готовит нам трапезу, Виктор Кошевой столярничает, а наши замечательные бабушки Екатерина Яковлевна Троханенко и Мария Тарасовна Шинкаренко – это наш крепкий и надежный тыл. Вот такие у нас люди: здесь живут, церковь свою любят и всеми силами ей помогают.

Когда здание было еще облупленное, отштукатуренное только наполовину, приходит супружеская пара и просит их здесь повенчать. Оказалось, что в этом помещении, когда оно было еще столовой, они справляли свою свадьбу. Я им говорю: «Понятно, свадьбу играли в столовой, а венчаться будете в храме». Таким запоминающимся было первое венчание в нашем храме.

Сейчас пытаемся организовать воскресную школу, она очень нужна. Наше поколение выросло в безбожной стране, надо, чтобы дети стали христианами и, когда придет время, сделали правильный жизненный выбор.

Ольга Стрелкова
Поделиться в: