По благословению Епископа Покровского и Новоузенского Пахомия

Православное заволжье

Официальный сайт Покровской епархии

Русская Православная Церковь Московского Патриархата

Умножение любви

Епископа Антония, главу Волгодонской и Сальской епархии, называют одним из самых молодых и активных архиереев Русской Православной Церкви. Окончив на отлично школу, затем мореходное училище, технический университет, будущий архиерей совершенно неожиданно для родителей и друзей выбирает в своей жизни духовную стезю и принимает монашеский постриг в Иоанно-Предтеченском монастыре Астрахани.

«Я благодарен Богу»

Получив еще одно высшее духовное образование в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, владыка Антоний в 2013 году возглавляет новообразованную Ахтубинскую кафедру. А год назад начался новый этап в его служении Церкви Христовой – владыку назначили правящим архиереем Волгодонской и Сальской епархии. Недавно владыка побывал в Покровской епархии, вместе с епископом Пахомием они совершили Литургию в Свято-Троицком кафедральном соборе. После окончания службы мы попросили гостя дать интервью нашей газете.

– Владыка, в одном из интервью Вы назвали лучшим временем своей жизни служение в сане диакона. Почему? Меньше было ответственности или это просто Ваша молодость?

– Наверное, то и другое. В диаконстве ты как будто друг жениха, то есть, с одной стороны, полный участник Божественной литургии, с другой – добрый помощник священника. Если хочешь приносить пользу Церкви, ты ее приносишь в любом качестве: диаконом, священником, архиереем. Я вообще считаю, что диаконское служение у нас недооценено. Диакон – не только украшение Литургии, это особое служение со множеством забот и обязанностей и в алтаре, и на приходе.

– Свою первую епархию Вы приняли в 33 года – ответственность огромная. Не страшно было? Ведь у Вас не было опыта даже настоятеля храма.

– Сомнения были до тех пор, пока не пообщался со Святейшим. Узнав мой возраст, он сказал: «Самое время!» Беседа с Патриархом Кириллом сильно меня укрепила, наше видение служения на епископской кафедре совпало, а когда видишь такое созвучие, это вдохновляет. Со временем Господь все управил, в Ахтубинской епархии я прослужил восемь лет.

Вы как-то сказали, что благодарны Богу за принадлежность к епископскому сану. Неужели Вы к этому стремились? Архиерейский крест – он же тяжелый.

– Так и есть. Надо быть сумасшедшим, чтобы его искать и стремиться стать епископом. Но в то же время полнота Литургии у архиерея совсем иная, на многие вещи я стал смотреть другими глазами. За это я благодарен Богу. Это тяжело, но все лучшее в этом мире дается через преодоление, через крест. Иначе не бывает.

– Владыка, встав во главе Ахтубинской епархии, Вы окормляли военнослужащих, казачество, много работали с молодежью. Не зря журналисты как-то назвали Вас «моряком, спортсменом и другом военных». Вам и сегодня интересно заниматься миссионерством, или это уже в прошлом?

– Во-первых, просвещать народ – обязанность любого священника. После Литургии я всегда общаюсь с людьми, ведь на дальние приходы могу приехать лишь через год. А мне необходимо знать, чем люди живут, о чем переживают, что их интересует. Владыка Пахомий, я знаю, тоже так делает. Мы не должны замыкаться только на богослужебной деятельности, об этом постоянно говорит и Патриарх. А вот формы общения могут быть самыми разными.

– И даже совместные занятия спортом?

– А почему нет? Не могу назвать себя сильным спортсменом, но в прежней епархии у нас был хорошо оборудованный спортзал, и я там часто бывал. Надо же не только о душе думать, но и о теле заботиться. Человек – это, как сказал святитель Феофан Затворник, дух, душа и тело, и все требует своего развития. Когда чего-то не хватает, нет и полноты жизни.

– То есть, занимаясь с молодежью спортом, вы миссионерствуете?

– Я могу, конечно, и мяч покидать, и в теннис сразиться, но это не главное. Моя задача была организовать спортивную работу, приходская жизнь должна быть многообразной, чтобы она привлекала людей разного возраста и интересов.

– Но спорт и все остальное – это же второстепенные задачи пастыря, забота о душе – вот главное дело Церкви.

– Пусть второстепенное, но это не значит, что его не надо делать.

– Социальными вопросами Церковь тоже должна активно заниматься?

– Слово «должна» сюда не подходит, помощь ближним в природе Церкви, и если мы не уделяем достаточного внимания нуждающимся прихожанам, мы многое теряем. Я посмотрел, как прекрасно работает ваш центр «Милосердие», какие замечательные сотрудники там трудятся, какую огромную помощь оказывают людям. И все возможное, что сегодня есть – грантовая политика, включение в государственный реестр – у вас проводится. Это правильно, таким образом вы получаете дополнительное финансирование и развиваетесь. Опыт вашей епархии в социальном служении очень интересен, конечно, его следует перенимать.

«Епископ призван к святости»

– В недавнем интервью на православном канале «Спас» Вы сказали: «Епископ призван к святости». То есть он должен быть не только руководителем, но, прежде всего, «осуществлять любовь» – это тоже Ваша цитата. Как совместить власть архиерея с кротостью и смирением? Ведь приходится и наказывать, и поучать и, наверное, не всегда удается быть справедливым.

– На эту тему долгие годы ведется церковная полемика. Как совместить административное служение и служение любви? Мне кажется, вся суть в логике административных решений. Если я принимаю решение, руководствуясь интересами Церкви или заботясь о спасении души священнослужителя – разные же вещи могут происходить с человеком, – никакого противоречия с любовью здесь нет. Другое дело, если мною руководит пристрастное чувство к человеку, или я, имея власть, делаю, что хочу – это уже проблема. С этим надо бороться, надо в себе эти чувства преодолевать.

Власть церковная принципиально отличается от мирской, Господь постоянно об этом говорит в Евангелии. Омовение ног ученикам – это не просто акт смирения, это проявление любви, которую Он показал апостолам. Поэтому, я думаю, любовь и строгость можно совместить. Другое дело, опыта порой не хватает, трудно бывает преодолеть эмоции. Но это уже проблемы моей духовной жизни. Я всегда открыт для диалога и готов просить прощения, если не прав. Но если я действую в интересах Церкви, в интересах епархии, то буду непреклонен. Это надо понимать.

Церковь – пространство для жизни

– Вы много делаете в епархии для развития церковной жизни. Что, на Ваш взгляд, делает православную общину по-настоящему крепкой?

– Прежде всего, внимание пастыря к прихожанам. Священник должен знать свой приход, он – источник его вдохновения. Второе, мирян нужно максимально вовлекать в приходскую жизнь. Я, например, глубоко убежден, что сегодня не время больших храмов. Пусть он будет небольшим, но рядом нужно обязательно организовать пространство для того, чтобы собрать приход, обсудить с народом какие-то насущные вопросы, пообщаться, вместе потрапезничать. Должно быть место для детей, обязательно гуманитарный центр, пусть не такой большой, как у вас, но его надо создавать при приходе. Люди вовлекаются в дела Церкви, и тогда появляется живая приходская жизнь, приходская семья. Это очень сегодня актуально, потому что семьи становятся все меньше, одиноких людей все больше, и Церковь – единственное место, где человек обретает большую семью.

Я всегда говорю: Церковь – это пространство для жизни, и человеку должно быть в этом пространстве радостно и комфортно. Когда священнослужители и миряне живут в одном духовном порыве, происходит умножение Божественной любви, а это главное, для чего Церковь существует. В храме мы должны быть рады любому человеку. Бывает, зайдет нетрезвый человек, но, если он не мешает, спокойно, тихо себя ведет, зачем его гнать? Мы же не знаем, что происходит в его душе. Я часто привожу цитату святителя Иоанна Златоуста, она мне очень нравится: «Мы должны быть, как река, которая течет независимо от того, пьет из нее кто-то или нет».

– Замечательный образ Церкви!

– Это один из принципов моей жизни. Голос Церкви должен звучать, в том числе и в информационном пространстве, это тоже очень нужное дело. И в моей новой епархии я этой работой намерен серьезно заниматься.

– Поэтому в соцсетях Вы так активно присутствуете?

– Не так активно, как владыка Пахомий, но я стараюсь.

Я делаю то, что люблю

– В начале Вашего пастырского пути Вы сказали, что считаете себя очень счастливым человеком. Как бы Вы ответили на этот вопрос сегодня?

– Думаю, что так же. Я делаю то, что люблю. Считаю, что священство – это лучшее, что может случиться с мужчиной в жизни. Да, я счастливый человек. Бывает трудно, бывает очень тяжело, иногда даже хочется себя пожалеть, нуждаешься в поддержке, разные случаются переживания. Но все проходит, когда встаешь к престолу. Это место, где общаешься с Богом, получаешь силы, и можно жить дальше.

– Значит, и епископы нуждаются в утешении?

– Конечно, мы такие же люди. Но чем выше стоит человек в церковной иерархии, тем он более одинок. Поэтому я очень ценю наши дружеские отношения с владыкой Пахомием. Мы не служим в одной митрополии, нас не связывают никакие административные обязанности, но у нас общий взгляд на развитие церковной жизни, и то, что я сегодня у вас увидел, полностью соответствует моему представлению о том, как должна развиваться епархиальная жизнь. Я рад, что приехал не в праздничный, а в будничный день, все внимательно посмотрел, пообщался с духовенством, работниками епархии. Делиться опытом всегда полезно и интересно. Мы все разные, но мы единая Церковь. В единстве этого многообразия и раскрывается красота Церкви.

– Владыка, что бы Вы пожелали читателям нашей газеты в канун праздника Успения Пресвятой Богородицы?

– Я бы всем пожелал искренних и близких отношений с Богородицей; что бы ни случилось, обращайтесь к Ней как к живой, вручая себя милостивому Ее Покрову.

Нам не хватает сыновнего и дочернего отношения к Матери Божией, а Она последнего грешника не отвергнет, всех слышит, каждое воздыхание примет. Пресвятая Богородица вытирает наши слезы, покрывает наши немощи, пытается перед Своим Божественным Сыном показать нас лучше, чем мы есть.

Ольга Стрелкова
Поделиться в: